Вход в здание, где располагается «фабрика троллей»

Источник: Екатерина Бучнева, для Радио Свобода

Оксфордский университет и аналитическая компания Graphika представили исследование активности в социальных сетях США российских интернет-троллей из «Агентства интернет-исследований», также известного как «фабрика троллей». Ее считают связанной с бизнесменом Евгением Пригожиным, известным также как «повар Путина».

Один из авторов доклада, исследователь из Оксфордского университета Барат Ганеш, рассказал в интервью телеканалу «Настоящее время», какие механизмы использовала «фабрика троллей», почему рекламные кампании не требовали больших вложений и в чем заключались основные ошибки владельцев социальных сетей.

– Вы, наверное, уже видели реакцию России. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал выводы вашего доклада, подготовленного для комитета по разведке Сената США, безосновательными. Не могли бы вы сейчас еще раз объяснить, на каком основании изученные вами посты связывают с российским «Агентством интернет-исследований»?

Мы уверены в том, что этими аккаунтами управляли из России

– Данные об аккаунтах, посты в которых мы изучали, предоставили такие технологические компании, как Facebook, Twitter и Google (технологические компании предоставили эти данные комитету по разведке Сената США, который и заказал анализ данных нескольким частным компаниям и исследователям из ведущих университетов в мае этого года. – НВ). Именно они и установили, что эти аккаунты относятся к «Агентству интернет-исследований». Так что мы уверены в том, что этими аккаунтами управляли из России, на основании предоставленных данных – за этим точно стояло «Агентство интернет-исследований». Наши выводы небезосновательны.

–​ Из вашего доклада следует, что органические посты были гораздо популярнее тех, что продвигались платно, и набирали миллионы просмотров, лайков и комментариев. С чем, на ваш взгляд, это связано?

– Мы можем сказать, что это была стратегия – аккаунты, связанные с «Агентством интернет-исследований», периодически использовали рекламу для увеличения просмотров во время онлайн-кампаний. Они запускали несколько таких кампаний, например, Being Patriotic («Быть патриотом»), Blactivists («Черноактивисты») или Stop All Invaders («Остановите всех захватчиков»). У всех были разные аудитории, то есть они были направлены на все сегменты американского общества. Каждая из этих кампаний платила за определенный набор рекламы на Фейсбуке. Платформа позволяет вам опубликовать пост и затем купить для него рекламу, она повышает его видимость и размещает в лентах пользователей. Такие посты привлекали пользователей на страницы, созданные «Агентством интернет-исследований» в Фейсбуке и Инстаграме.

Бизнес-центр в Петербурге, где располагается офис "Агентства интернет-исследований", известного также как "фабрика троллей"

Бизнес-центр в Петербурге, где располагается офис «Агентства интернет-исследований», известного также как «фабрика троллей»

После чего на этих страницах начинали публиковать много оригинального контента, что в своем докладе мы называем органическими постами. И такие посты уже не рекламировались – на увеличение их охвата не тратились деньги. На наш взгляд, существуют две причины такой популярности этих органических постов. Изначально реклама помогла этим страницам набрать аудиторию: все больше и больше людей узнавали об их существовании.

Во всех постах и на всех платформах «Агентство интернет-исследований» использовало крайне эмоциональные тексты, направленные на обострение идейных разногласий в обществе. И оказалось, что в социальных сетях такой язык пользуется популярностью. Чем эмоциональнее ваш текст, тем больше лайков и шеров вы получите. Мы видели это и в других ситуациях, и совершенно точно в этом случае.

Так что, думаю, это комбинация двух факторов: вначале реклама для привлечения аудитории, потом – использование определенного стиля, который имитировал аргументы и споры, действительно существующие в тех сегментах американского общества, на которые были нацелены такие посты. Они использовали максимально эмоциональный язык, что, на мой взгляд, значительно повлияло на вовлечение аудитории.

– Суд в штате Вашингтон обязал Google и Facebook выплатить 455 тысяч долларов за нарушение закона о прозрачности политической рекламы – они не сохранили на своих сайтах записи о заказчиках такой рекламы. При этом компании не признали, что нарушили закон. Как вы оцениваете реакцию технологических компаний на ту масштабную кампанию, которую проводило «Агентство интернет-исследований»?

Почти вся реклама закупалась за российские рубли. Это было первым красным флажком

– Когда мы говорим о реакции таких компаний, как Google, Facebook и Twitter, стоит подумать о двух вещах. Во-первых, у такой рекламы, направленной на американское общество, были очевидно политические мотивы. При этом, как мы знаем, почти вся реклама закупалась за российские рубли. Это было первым красным флажком – реклама, закупаемая за иностранную валюту и нацеленная на то, чтобы повлиять на общественное мнение в США. Это должно было встревожить Facebook намного раньше. Я понимаю то, что Facebook и Instagram имеют тысячи разных рекламодателей, но это не было для них чем-то невероятным – уделять чуть больше внимания тому, что люди из одной страны закупают [рекламу] для влияния на аудиторию в другой стране.

Так что один из главных вопросов: были ли технологические компании достаточно проактивны? Другой вопрос в том, что многие посты – и органические, и рекламные – использовали язык, направленный на разжигание разногласий в обществе, особенно когда такие посты были адресованы американским пользователям с консервативными и правыми взглядами. Такая риторика была направлена на поляризацию общества и даже разжигание ненависти.

Например, в одной из кампаний – Stop All Invaders («Остановите всех захватчиков») – иммигрантов называли «паразитами». Мы знаем, какую роль играло это слово в истории расизма и антисемитизма в ХХ веке. Так что тот факт, что такие слова и фразы использовались в рекламе и постах, должен был тоже стать красным флажком. На мой взгляд, Facebook уделял недостаточно внимания тому, как использовались такие посты и стоит ли брать деньги за рекламу таких утверждений. То же относится и к органическим постам.

Что технологические компании могут делать для регулирования такого контента? Это сложный вопрос, так как он затрагивает свободу слова. Как мы знаем, не все страны имеют такие же стандарты в отношении свободы слова, как США. Большинство исследователей сходятся во мнении, что технологические компании придерживаются Первой поправки [к Конституции США] в своих размышлениях о том, стоит ли позволять какие-либо высказывания на своих платформах. Думаю, что в отношении этого стоит сделать следующее: технологические компании, правительства и общества должны внимательнее посмотреть на то, какие тексты могут быть использованы в социальных сетях, и более критично думать о том, стоит ли рекламировать подобные посты.

– В вашем докладе говорится, что аккаунты «Агентства интернет-исследований» активно использовались и после их разоблачения. Так, в 2017 году количество органических постов с таких аккаунтов в Facebook​ и Instagram ​выросло примерно в два раза по сравнению с 2016 годом. А что происходит с этими аккаунтами сейчас?

– Не думаю, что те же самые аккаунты продолжают использоваться. Думаю, они мигрируют на другие онлайн-платформы. Например, мы видели такое с ультраправыми (это не относится напрямую к «Агентству интернет-исследований», но демонстрирует тренд): когда в декабре 2017-го Twitter заблокировал много аккаунтов, связанных с движением alt-right (альтернативные правые), многие из этих пользователей стали использовать другие платформы, например, gab – соцсеть, которая сама называет себя онлайн-домом свободы слова. Но мы также видели, что заблокированные пользователи возвращались в Twitter, создавая другие аккаунты и пытаясь вернуть своих читателей.

Как мы видели, «Агентство интернет-исследований» весьма эффективно имитирует тактику реальных активистов как в США, так и в Европе. Они достаточно хорошо встраиваются в уже существующие социальные сети и притворяются, будто они на самом деле члены того общества, на которое пытаются повлиять. Так что, думаю, мы увидим, как «Агентство интернет-исследований» или подобные организации, связаны ли они с Россией или другими странами, пытающимися повлиять на демократические системы в других государствах, будут все более эффективно внедряться в социальные сети и имитировать поведение и риторику активистов.

Так что, думаю, да, аккаунты «Агентства интернет-исследований» все еще активны. Но, видимо, теперь они будут действовать так, чтобы платформам было сложнее их вычислить. То, что каждый из нас может сделать – будь то гражданское общество, правительство или частный сектор, – это быть более осторожным и бдительным.

То, что каждый из нас может сделать – это быть более осторожными и бдительными

– Как вы думаете, какую платформу «Агентство интернет-исследований» может использовать в будущем?

– Здесь есть два аспекта. Во-первых, для того чтобы влиять на доминирующие в обществе дискуссии, важно иметь доступ к большой аудитории. Так что до тех пор, пока у Facebook, Twitter и Instagram есть большая база пользователей, они будут оставаться приоритетными платформами для таких групп, как «Агентство интернет-исследований». Не думаю, что они перенесут свою деятельность на менее популярные платформы. Но мы уже видели, что они использовали Reddit, платформу для блогов Medium, Tumblr и другие менее известные сайты. Есть доказательства того, что некоторые аккаунты троллей переехали на вышеупомянутую платформу gab – онлайн-дом высказываний в духе ненависти, который, однако, позиционирует себя как онлайн-дом свободы слова. Мы видели, что тролли использовали и другие платформы – например, «ВКонтакте». Так что, думая о будущем, нам стоит следить не за конкретной платформой – думаю, Facebook, Twitter и Instagram останутся по-прежнему важны, так же как и YouTube.

– В докладе вы отмечали, что работать с данными об активности «Агентства интернет-исследований» на YouTube было сложнее. Поясните, пожалуйста, почему: из-за действий компании, которая предоставила не все данные, или из-за особенностей платформы?

– В данных, предоставленных Google, который владеет YouTube, не хватало контекста, метаданных для корректного анализа. Например, мы не знали, с какого канала было то или иное видео, как много у него было просмотров и комментариев, как много лайков или дизлайков оно получило, какими могли быть комментарии к нему и так далее. Из-за отсутствия таких данных было сложно установить, как именно использовались видеозаписи. Чтобы восстановить контекст, мы с коллегами из Graphika стали искать упоминания YouTube на других платформах, где действовали фейковые аккаунты.

Но здесь важно помнить о том, что «Агентство интернет-исследований» не просто загружало на YouTube созданные ими видео. Они также давали ссылки на те видео, которые загружали реальные американцы. Таким образом они эксплуатировали уже существующий контент и дискуссии вокруг него. Но, к сожалению, мы получили очень мало информации о видео, использованных «Агентством интернет-исследований», так что очень сложно давать им конкретные оценки.

– В России на базе «фабрики троллей», как называют «Агентство интернет-исследований», выросла «фабрика медиа». Как вы считаете, может ли такое повториться в США?

– Интересно, что для многих кампаний «Агентства интернет-исследований» в американском сегменте фейсбука, например Black Matters, создавались не просто аккаунты в Twitter и Instagram, но и сайты. Один из них назывался blackmatters.us. Посты «Агентства интернет-исследований» пытались перевести пользователей на такие сайты, где публиковались предвзятые новости и дезинформация. Так что в США они уже используют ту же тактику, что и в России, и пытаются привлекать пользователей на сайты фейковых СМИ. Думаю, это продолжится и дальше, – говорит исследователь из Оксфордского университета Барат Ганеш.

Источник: Екатерина Бучнева, для Радио Свобода