1

Вход в офис «Интернет-исследований». Фото издания «Мой район»

Автор журналистского расследования о работе «фабрики политических троллей» Андрей Сошников рассказал «Мулбабару» как определить кремлеботов и что с этим делать.

– Политических троллей можно вычислить несколькими способами. Например, по структуре комментариев. Они используют слова, которые выглядят как «уличные», но на самом деле такими не являются. Например, «белогондонник»: прекрасно сконструировано, но никто в повседневной жизни так не говорит. «Либераст» – народное слово, а вот «либерастические пуделя» – явно работа профессионального филолога. Или «шестерки пятой колонны». Все это такой «мозговой слизень», как в мультике «Футурама»: однажды услышал и это навсегда въелось в память. Такие специфические слова похожи на язык шпаны, но слишком для него искусны.

Часто тролли устраивают в комментариях «баттлы» между собой, чтобы сделать общую атмосферу полемики очень «душной». Представьте, что обычные люди пытаются обсудить какой-то вопрос. И вдруг в дискуссии появляются два человека, которые начинают собачиться между собой – с матом и обоюдными угрозами. Это как если за соседним столиком рядом с вами в кафе начнется мордобой. Все, дискуссия прекращается, внимание теперь обращено только на них.

Самое простое техническое средство – аватарка. С помощью поисковых систем можно сделать «поиск по картинке». Если найдется еще несколько аккаунтов с той же фотографией на профайле – значит, перед вами тролль. Но сейчас так поступают только самые примитивные махинаторы. Сотрудники «фабрики троллей» в Петербурге (так называемые «ольгинские») уже давно работают по-другому. При приеме на работу им, видимо, устраивают профессиональную фотосессию: эти снимки человек не должен выкладывать на своей страничке в контакте, потому что по стилю, дате и EXIF-файлу (метаданные, которые «зашиваются» в любое фото), их всегда можно отследить. Я встречал ситуацию, когда девушка использовала пять снимков для фальшивого аккаунта, но шестой — из той же фотосессии – взяла к себе на страничку. Дальше достаточно сверить два аккаунта: «фальшивый» будет подписан на стандартный набор групп («Политкач», Федеральное агентство происшествий, «Невские новости» и прочее), а настоящий аккаунт в этих группах уже не состоит. Для создания иллюзии реальности такие фальшивые аккаунты могут начать друг с другом «общаться». Их легко вычислить по примитивному стилю: например, женатые пары (у каждого «красивая фотосессия») создают друг у друга на стенах несколько записей, где один спрашивает что-то вроде «ты приготовила мне картошку?». Люди так в жизни не делают.

«Кремлеботы» никогда не путешествуют. В их фотоальбомах в соцсетях все фотографии сделаны в одном стиле и в одном городе. Судя по их аккаунтам, их никогда не приглашают к друзьям или на свадьбы, они никогда не ездят даже в ближайшие страны.

Еще одно техническое средство – кампания в фейсбуке, когда появляется некий хэштэг и пул аккаунтов, которые начинают этот хэштэг «форсить». Можно посмотреть, есть ли у этих аккаунтов так называемые «одинаковые паттерны поведения». Самый очевидный – множество людей в одни и те же минуты запостили одинаковое сообщение. Как так сложилось? Скорее всего, они все управляются одной кнопкой.

Есть средство Facebook graph – оно позволяет узнать, какие комментарии человек в принципе оставлял со своего аккаунта. Часто можно увидеть, что человек с абсолютно аполитичным аккаунтом начинает писать в группах сообщения исключительно на политические темы. Почему у него на страничке цветочки и мемы, а в других группах комментарии только о политике?

У российской пропаганды сетевая система: у нее нет вертикали и единого центра принятия решений. Есть несколько акторов, которые обеспечивают информационные войны: Russia Today, Кристина Потупчик, Николай Стариков, НОДовцы, «Киберберкут» и другие. Иногда они пересекаются и собачатся между собой – как, например, силовики. Конкретно «фабрика троллей» в Петербурге отчитывается перед одним заказчиком – Евгением Пригожиным. Зачем это нужно повару президента непонятно. Но пока это единственное место в России, где ложь производится в промышленных масштабах. Сетевые структуры, как показывает практика, более живучи и их тяжелее вычислить.

Тролли используют для комментариев самые популярные информационные сайты. Однако сейчас они стараются отходить от банального «срача» и создавать свой контент: например, паблики и мемы. В петербургской фабрике троллей есть отдел карикатуристов, и стиль одного из художников легко узнаваем. Все его рисунки примитивны, а некоторые попахивают расизмом: «Обамка» с бананом, «обамка-обезьянка» и так далее. Какая бы новость не была, там будет Обама, либо стоящий на коленях перед Путиным, либо в костюме скомороха, либо с вампирскими клыками. На YouTube есть аккаунты как будто бы обычных видеоблогеров – например, Кристины Финк. Девять из десяти роликов посвящены компьютерным играм или анимэ и только один из них – с политическим подтекстом. Скажем, человек в костюме паука неприлично ведет себя в общественном транспорте и нападает на людей на улице. В конце ролика он снимает маску, и оказывается, что это Барак Обама. Под роликом тут же два комментария: вопрос «Причем здесь Обама?» и ответ «Просто Обама – какашка». Любой мог снять такой ролик, но я нашел в Instagram аккаунт создателя и фотографию со съемок с геотэгом «Савушкина 55» (нынешний адрес «фабрики троллей» в Петербурге).

Как правильно реагировать на троллей? Есть разные тактики. В ЖЖ одно время было популярно писать в ответ «+15 рублей за коммент». Тактика не идеальна, но имеет право на существование. Можно попросить тролля написать в кавычках «Путин-вор» – причем согласившись со всем, что он говорит. Он не может этого написать, потому что отчитывается за количество подобных комментариев, а в контент-анализе это обязательно выскочит. С другой стороны, это может быть обычный человек, которому не нужно ничего доказывать. Так или иначе, ответные обвинения – это именно то, чего ждут тролли.

Цифры:

Около 3 миллионов рублей в год – годовая стоимость аренды здания «фабрики троллей» на улице Савушкина 55 (основана в марте 2014 года)

16 миллионов рублей уходит на зарплаты по-меньшей мере 400 сотрудников компании

50 тысяч рублей – средняя зарплата тролля в месяц

Источник: Мулбабар

Андрей Сошников – автор журналистского расследования «Столица петербургского троллинга». Работал под прикрытием в «логове троллей» в Ольгино (Ленобласть).