Лев Гудков. Фото novayagazeta.ru

Лев Гудков. Фото novayagazeta.ru

Левада-Центр провел опрос по внешнеполитическим ориентациям населения РФ, выяснив, кого россияне считают своими друзьями, а кого – «врагами». В этом контексте следует отметить, что в стране продолжаются прошлогодние тенденции — воздействие антизападной, антиукраинской и антилиберальной пропаганды на установки граждан России, пишет для Нового времени российский социолог, директор Аналитического центра Юрия Левады (Левада-Центра) Лев Гудков.

«В целом в обществе выросли антизападные настроения, активизировавшиеся еще в прошлом году. На первое место «врагов» России вышли Соединенные Штаты. За десять лет удельный вес негативных установок возрос практически в три раза – от 23%, которые в 2005 году называли США, как недружественную страну, до 73% в этом году. Второе место в негативных оценках россиян получила Украина, что стало результатом враждебной кампании по отношению к нынешнему украинскому руководству и стране в целом. В этом случае за десять лет показатели поднялись с 13% до 37%.

Традиционно ощутимо враждебное отношение россиян к балтийским странам, хотя они уже и не возглавляют список. По отношению к ним негативные установки понизились, поскольку пропаганда переключилась на США и Украину. Вместе с тем, усилились негативные установки в отношении Великобритании и Германии. Это связано с запуском санкций против России, резкой критикой действий Евросоюза в отношении Украины, обвинениями в развязывании войны в Донбассе и т.д. Соответственно, это передается населению.

Особенно резко ухудшилось отношение к Великобритании. Так, десять лет назад негативное отношение к Британии высказали лишь 3% россиян, уже в прошлом году этот показатель поднялся до 18%, а в этом – до 21%.

Интересно, что существенно изменились установки по отношению к Грузии. На пике антигрузинской кампании в 2007-2009 годах Грузию называли враждебной страной от 46% до 62% россиян. Поскольку антигрузинская кампания была довольно продолжительной, то и подобные негативные оценки сохранялись долгое время. Начиная с 2012 года, этот негатив спадает: сегодня лишь 11% населения называют Грузию недружественной страной.

Сохраняется довольно высокий уровень негативного отношения к Польше. Всплески антипольских настроений происходят периодически: они зафиксированы в 2007, 2011 и 2015 году на уровне 20-22%.

Все эти процессы в целом говорят об огромной степени манипулирования массовым сознанием в России. В обществе в целом нет потенциала для агрессии. Происходит некая искусственная волна возбуждения ненависти и агрессии: на чем фокусируется пропаганда, то и становится через 2-3 месяца объектом массовой неприязни. Выключается телевизор, заканчивается пропаганда, и ксенофобия медленно, но довольно заметно начинает спадать.

Лидером дружеских симпатий россиян, как авторитарный режим и союзник, стала Беларусь. На второе место вышел Китай, сместив оттуда Казахстан. Разворот в сторону Китая происходит опять-таки на фоне антизападной кампании — как попытка создать некий противовес и другой полис мировой политики. Пропаганда подает Китай, как союзника России, что снова же неверно. Ведь у КНР есть свои интересы, и по экономической мощи Россия с Китаем несопоставима. Китай – это гигант, а Россия – это слабеющая и дряхлеющая держава.

Третье место с большим отрывом от остальных занял Казахстан, для которого 2-3-е место является традиционным. Здесь также присутствует авторитарная модель модернизации, демонстрирующая осторожную лояльность к путинскому режиму.

Возрастание негативных установок в обществе – это последовательная политика Путина на подавление или дискредитацию ценностей демократии, либерализма и, соответственно, их символических представителей. Продолжается длительная риторика опоры на национальные ценности и традиции, а также авторитаризм, как морально-политическое единство общества и власти. Возрождается мифология о цивилизационной обособленности России, особом пути развития и несовместимости с западными ценностями. Это не просто выражение национальных комплексов и растущего изоляционизма, но и риторика негативной идентичности, когда национальное единство поддерживается с помощью образа врага.»

Источник: Новое время