«Машина по производству эмоций». Керченская трагедия глазами российской пропаганды

Источник: Сергей Громенко, для Крым.Реалии

На телеканале «Россия-1» во время специального эфира программы «60 минут» ведущие взяли интервью у девушки, которую представили как очевидицу стрельбы в Керченском политехническом колледже Алину Керову. Позже выяснилось, что ее имя есть в официальном списке погибших. Представители «60 минут» в официальном Instagram​ объяснили, что именем Керовой представилась другая девушка, которая находилась в состоянии шока и побоялась называть свое настоящее имя.

При этом основным источником информации для россиян остается телевидение – его ежедневно смотрят 69% опрошенных по результатам исследования, которое провели российские Комитет гражданских инициатив, фонд «Медиастандарт» и исследовательская группа «Циркон». Согласно этим данным, на втором месте у россиян интернет, куда ежедневно выходят 60% респондентов, треть слушают радио и 11% читают газеты в бумажном варианте. 63% опрошенных заявили, что считают российские государственные телеканалы надежным источником информации, но только 18% отозвались так же о новостных сайтах, а 15% – о соцсетях.

Независимый медиаэксперт, преподаватель факультета журналистики Московского государственного университета Александр Амзин выделяет общую проблему современных СМИ.

– В российском телевидении и телевидении многих других стран, конечно, очень часто есть пропагандистская составляющая. Какие бы цели она ни преследовала – хорошие или плохие – она уничтожает фактологическую составляющую журналистики. В этом смысле журналистика, которой бы люди доверяли и на основе которой принимали бы решения на выборах, уничтожается огромным потоком развлекательного контента, который не влияет на принятие решений и который лишь вызывает эмоции. Мне кажется, что здесь речь идет не о том, хорошо ли делают что-то журналисты. Сами зрители не ожидают и не хотят ожидать чего-то важного и полезного. Поэтому, когда мы опрашиваем их о доверии к телевизору, существенная доля, конечно же, ответит отрицательно, поскольку они смотрят телевизор не для того, чтобы получать полезную информацию, которую получают от друзей в соцсетях.

«Ответственность власти есть»

По словам Александра Амзина, у российских государственных СМИ существуют «темники» – спускаемые властями инструкции по характеру освещения тех или иных тем.

Для российских телеканалов, которые почти целиком контролируются на государственном уровне, существуют инструкции подачи того или иного материала
Александр Амзин

– Обычно это слово несет негативный смысл, но такого рода темники бывают и хорошими. Можно себе представить какой-нибудь развлекательный канал, который считает, что не нужно делать новости, какими бы важными они ни были, и использует тематическое руководство, чтобы выстраивать свой продукт. Но для телеканалов, которые передают информацию миллионам зрителей и так или иначе почти целиком контролируются на государственном уровне, действительно существуют инструкции подачи того или иного материала. Например, в когда случае с керченским инцидентом, по информации других СМИ, его запретили сравнивать со стрельбой в американской школе Колумбайн, хотя такое сравнение было обоснованным. Владельцам лояльных СМИ, в общем-то, все равно, приводит ли это к падению доверия. У них есть другие задачи, другие ключевые показатели.

Советник министра информационной политики Украины Юлия Каздобина считает, что судить о доверии россиян к СМИ в нынешних условиях сложно.

Об истинном доверии россиян своим СМИ судить сложно. В России далеко не всегда можно выражать свое мнение свободно
Юлия Каздобина

– Российские СМИ контролируются российским государством, и в принципе в них отражается линия партии, грубо говоря. Если же мы говорим об украинских СМИ, то в Украине в принципе гораздо больше независимости, поэтому говорить о том, что они отражают какую-то политику государства, нельзя. Может, некоторые черты сходства есть, но все-таки разница фундаментальная. Об истинном доверии россиян своим СМИ судить достаточно сложно. Все-таки в России достаточно жесткие условия, и далеко не всегда можно выражать свое мнение свободно, ничем не рискуя, поэтому я думаю, что люди это понимают. Только по результатам опроса мы не можем понять, все ли высказавшиеся о доверии СМИ сказали правду.

Юлия Каздобина

Юлия Каздобина

Эксперт по мониторингу российской пропаганды, стратегический консультант Балтийского центра развития СМИ Роман Шутов рассуждает, зачем «России-1» нужно было дезинформировать зрителей насчет личности студентки керченского колледжа.

Российская официальная журналистика давно перестала быть журналистикой. Это машина по производству эмоций
Роман Шутов

– Я не могу понять, зачем такое делать. Я склоняюсь к мысли, что они искренне говорят, что проморгали этот момент, не разобрались в ситуации. Если перевести ответ «России-1» профессиональным языком, они говорят: ребята, извините, мы подготовили часовой эфир, не разобравшись в ситуации вообще. А «Дождь» (который вскрыл несоответствие имени студентки – КР)разобрался! На самом деле это показательно, потому что российская официальная журналистика давно перестала быть журналистикой. Это машина по производству эмоций, и факты для них уже перестали иметь значение. Они теряют привычку разбираться в фактах. Вот такая позиция жестко авторитарного государства, когда оно не способно признавать свои ошибки, не способно брать ответственность на себя в важных ситуациях – так, как это было в случае с Керчью, – ее не скроешь, люди это понимают.

Роман Шутов

Роман Шутов

Источник: Сергей Громенко, для Крым.Реалии

Сергей Громенко — крымский историк, обозреватель Крым.Реалии

Текст подготовил Владислав Ленцев