Когда журналист признаётся, что он лгал общественности годами, за этим следует, как правило, широкое освещeние в масс-медиа, жестко критикующее виновных. Также вбрасывается доза самобичевания от работодателя журналиста о том, что он не смог раньше заметить ложь своих подопечных. После окончания этой унизительной огласки виновному в шумихе журналисту разрешается улизнуть со стыдом, пишет Маша Гессен в статье для “Вашингтон Пост” (Washington Post).

Но иногда журналисты, признавшие, что они лгали годами, становятся героями на несколько дней и их осыпают хвалой за честность и отвагу. Такие публичные лгуны выходят из сложной ситуации с высоко приподнятой головой и с ожиданиями, что непременно будут продолжать карьеру в журналистике.

Вот, например, Сара Фирт – лондонская корреспондентка, которая уволилась в этом месяце с RT (“Россия Сегодня”), — канала кремлёвской пропаганды. Заявляя о своём увольнение на Твиттере, она написала “У меня глубокое уважение ко многим моим коллегам, но я выступаю за правду.” Или Лиз Вал, бывшая коллега Сары Фирт, которая работала на RT в США и заявила о своей отставке в прямом эфире несколькими месяцами ранее: “Я не могу быть частью телесети, которая финансируется российским правительством и обеляет действия [Владимира] Путина. Я горжусь, что я американка и верю в распространение правды.” Буквально на первых днях российского вторжения в Украину другая американская служащая канала RT в США, Эбби Мартин, возмутилась в прямом эфире, но при этом не подавая в отставку: “Даже то, что я работаю здесь на RT, не означает, что у меня нет редакционной независимости, и я настойчиво подчёркиваю, что я против какого-либо военного вмешательства в дела суверенного государства.” Она говорила неправду: во время работы на вещательный канал Кремля у неё точно не было никакой редакционной независимости.

Президент России, Владимир Путин, задумался во время встречи в его резиденции в Ново-Огарьево под Москвой (Mikhail Klimentyev/AFP/Getty Images)

Президент России, Владимир Путин, задумался во время встречи в его резиденции в Ново-Огарьево под Москвой (Mikhail Klimentyev/AFP/Getty Images)

Для большинства зрителей телеканал RT, знакомый под старым названием “Россия Сегодня”, — это канал, который можно включить в любом отельном номере мира. Его графика яркая, даже если постановка передач кажется любительской, а риторика – непривлекательная смесь стандартнoй левой критики западных правительств с большим количеством хвалы в сторону Путина и его союзников. RT даёт молодым выпускникам из университетов англоязычных стран возможность получить хорошо оплачиваемую первую работу и оказаться перед видеокамерой быстрее, чем они могут даже надеяться, работая в самой простой западной телекомпании. В строю телевещания, которое финансируются авторитарными государствами, RT занимает самую низкую позицию: после нескольких лет в RT молодые американцы и британцы могут надеяться продвинуться по иерархии телекомпаний до англоязычного телерадиовещания Китая, и, в конечном счёте, добиться работы в Аль-Джазире.

RT было основано в 2006 году, как раз когда слепое увлечение Запада Путином наконец-то исчезло. Кремлю нужно было средство, с помощью которого можно было противостоять наплыву критики, в то время как Россия полностью перешла к авторитаризму. Целью было изображать Россию как страну с другим типом демократии, в то же самое время подчёркивая такие промахи Запада, как неравенство доходов, расизм и злоупотребление властью. Носители английского языка были главной составной частью этого проекта. Несколькими годами ранее “Россия Сегодня” (“ ”) была переименована в RT, чтобы зрители, которые нечаянно переключились на этот канал, не сразу догадались, чью пропаганду они смотрят. И правда, кто-то мог включить канал RT во время трансляции интервью, скажем, с юристом из Американского союза защиты гражданских свобод, который вёл разговор о надзоре со стороны Агентства Национальной безопасности США. И только после нескольких минут просмотра интервью зритель смог бы догадаться, что этот телеканал выражал достаточно искажённое мнение о мире.

В то время, как раскол между Россией и Западом усиливался, репортажи RT становились ещё более странными. Например, в декабре вышла получасовая передача, которая наводила на мысль, что вторжение США в Ирак было результатом “более широкого плана” создания “сильного Израиля”. В этом месяце RT транслировало получасовую документальную передачу, в которой утверждалось, что США является ещё более худшим местом жизни для геев, чем Россия, а также что гомосексуальные отношения несут за собой “риски возникновения психических и физических проблем со здоровьем и других социальных патологий.” Ну и конечно же, ещё в декабре RT выдавало протестное движение в Украине за пешку в руках европейцев, которые хотели свергнуть легитимно избранную власть страны. В этом месяце YouTube заблокировал прямую трансляцию RT, по всей видимости, после многих жалоб о неточностях в освещении событий из Украины.

Враньё не является побочным эффектом того, чeм занимается RT, враньё – это ядро деятельности RT. «Каждый день мы врём и находим eщё более привлекательные способы врать», — рассказала Фирт новостной интернет-компании BuzzFeed после её ухода из RT. Она рассказала о подтасовках в репортажах с целью навести на мысль, что именно правительство Украины было ответственным за сбитый малазийский авиарейс MH 17 семнадцатого июля. В интервью британской газете The Guardian Фирт сказала: “Это была самая очевидная и шокирующая дезинформация, и всё дошло до того, что я уже больше не могла отстаивать ее правдивость.”

Другими словами, ложь на канале RT, в подаче которой она соучаствовала более пяти лет, была плохой, но не настолько плохой, чтобы уволиться из-за этого, – но лгать о сбитом авиалайнере стало уже слишком. Кажется логичным, что с её опытом работы на RT Фирт попытается представить свой уход как храбрый поступок с целью встать на защиту правды. Но что кажется отнюдь нелогичным: почему настоящие журналисты разрешают бывшему сотруднику RT выйти сухим из воды, пользуясь таким оправданием.

Маша Гессен, Вашингтон Пост (The Washington Post).