Российские пропагандистские СМИ продолжают распространять фейки и манипуляции, связанные с происходящим в акваториях Азовского и Черного морей. Так, последним поводом для такой интерпретации стало принятие Верховной Радой Украине во втором чтении Закона «О прилегающей морской зоне Украины», которая установлена в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву.

Российские пропагандистские СМИ в свою очередь сообщили, что данный закон дает право украинским пограничникам «стрелять без предупреждения». Авторы также негодуют о том, что Украина «в два раза увеличила зону контроля в Черном море». Издание Ukraina.ru заявляет, что данный закон «делает подконтрольной Киеву акваторию Крыма, что, вероятнее всего, приведет к остановке всякого судоходства в этом участке Черного моря».

Скриншот сайта Украина. ру

Об этом также написали и другие пропагандистские российские СМИ: Антифашист, Московский комсомолец, Народный Корреспондент.

Скриншот сайта Антифашист

Скриншот сайта МК

Авторы текста на сайте Ukraina.ru пишут, что принятие закон приведет к войне: «Возможно, не сразу,…, но это решение парламента фактически исключает любые возможности для переговоров и поиска компромиссов».

Авторы негодуют о включении в закон двух пунктов. Во-первых, о том, что прилежащая зона увеличена вдвое, а во-вторых, о том, что украинские пограничники, которые контролируют морскую границу Украины могут применять оружие с целью отражения вооруженного нападения и вторжения.

Как отмечается в преамбуле, Закон «О прилегающей морской зоне Украине» написан с учетом Конвенции ООН по морскому праву. Украина определяет максимальную границу прилегающей зоны на расстоянии 24 морских мили от береговой линии, от которой отсчитывается 12-мильная зона территориальных вод.

В морской прилегающей зоне, в соответствии с ч.1 ст.3 Украина контролирует и предотвращает нарушение таможенных, фискальных, иммиграционных и санитарных правил.

Контролирующие органы имеют право останавливать, осуществлять осмотр, задерживать и арестовывать суда под любым прапором и членов экипажа, если есть основания считать, что судно нарушало указанные правила. Однако, это правило не применяется к военным и другим суднам, которые используются с некоммерческой целью.

И только в исключительных случаях Морская охрана Госпогранслужбы может применят силу, но это является исключением.

В пояснительной записке к проекту закону отмечается, что поскольку прилегающая зона не является зоной суверенитета, международное право разрешает прибережному государству осуществлять «ограниченный контроль для предотвращения нарушения определенных правил».

В связи с аннексией Крыма, «Украина утратила возможность эффективно контролировать судноплавание в акватории Черного моря» и в результате в море «появились зоны, где невозможно предотвратить совершения преступлений».

Как пишет Укринформ, закон также имеет целью существенно сократить контрабандный трафик, предотвратить нарушения государственной границы, а также позитивно повлиять на уровень безопасности и обеспечение экономического суверенитета.

В свою очередь юристы по морскому праву говорят, что закон ничего существенно не изменит и только выполняет нормы Конвенции ООН по морскому праву, которые и так выполнялись. «Закон дает основание нашим пограничным силам законным образом применять положения Конвенции, которые и так применялись, поскольку Украина присоединилась к ней еще в 1995 году. Поэтому ничего принципиально не поменяется», — говорит StopFake доктор юридических наук и экс Представитель Президента Украины в АР Крым Борис Бабин.

Правовой статус прилежащих зон в национальном законодательстве уже определили многие страны-участницы Конвенции по морскому праву, объясняет StopFake управляющий партнер юридической компании Legrant Татьяна Титаренко, в том числе и страна-агрессор.

Поэтому «в свете аннексии Крыма, блокирования прохода через Керченский пролив и захвата украинских кораблей, принятие этого закона было не только закономерным, но и крайне необходимым шагом», считает юрист.

В соответствии с международным правом и принятым законом Украина уполномоченный орган имеет право осуществлять остановку судов, их осмотр, задержание или арест судов и членов экипажа. Среди оснований также есть отключение автоматической идентификационной системы судна, что, по словам Титаренко, направлено на «пресечение теневых схем в море, связанных с контрабандой, незаконной перевалкой и судозаходами в закрытые порты Крыма».

По ее словам, Морская охрана Госпогранслужбы действительно имеет право применять оружие, но в ряде случаев, в частности, «в случае отражения вооруженного нападения и вторжения на территорию Украины вооруженных групп, преступных группировок; предотвращения вооруженных конфликтов и провокаций; для отражения нападения на корабли¸ катера и судна ГПС Украины или другие украинские суда; для предотвращения вооруженного сопротивления».

Также, уточняет Татьяна Титаренко, «разрешено применение оружия после предупредительной стрельбы с целью задержания судов, которые нарушили законодательство Украины о государственной границе, таможенное, фискальное, миграционное (иммиграционное) или санитарное законодательство, во время преследования по горячим следам в случае отказа от требования остановки, если судно пытается исчезнуть, а другие способы его остановить уже исчерпаны; предотвращения вражеских действий судов относительно берега Украины, подводных и наводных объектов под флагом Украины».