«Биологическое оружие» или «уничтожение пенсионеров»? Теории заговора вокруг коронавируса

Источник: Дмитрий Горевой, для Настоящего Времени

В связи с распространением коронавируса COVID-19 и признанием его пандемией – то есть эпидемией, распространившейся по всему миру, – правительства многих стран ввели режим чрезвычайного положения, карантины и другие экстренные меры. Закрыты границы, отменено авиасообщение, прекратили свою работу кафе и рестораны. Пока ученые ищут вакцину и разрабатывают новые методы лечения, аналитики считают потенциальные убытки. Пандемия сильно ударила по бизнесу, как крупному (авиа- и грузоперевозки, гостинично-ресторанный комплекс), так и по мелкому (торговля, сфера услуг).

А пользователи соцсетей распространяют не только последние новости и инструкции по тому, как правильно мыть руки и шить маски. «Американцы вовсю испытывают вирусы, у них полный арсенал биологического оружия». «Вирус отлично помогает Путину». «Это инструмент для уничтожения старого населения, чтобы пенсии не платить». «Китай знал о вирусе, но врал». «Директор ВОЗ связан с коммунистами – и он же объявил пандемию». Множество этих и подобных комментариев в соцсетях и на различных сайтах по всему миру сводится к тому, что вирус и его широкое распространение – якобы искусственные процессы и за ними кто-то стоит. Что коронавирус распространили намеренно, преследуя конкретную цель.

Что такое конспирология?

Подобные попытки объяснить сложное общественное событие не естественными причинами или совокупностью разных факторов, а злым умыслом всемогущих тайных сил обычно называют «конспирологией». С английского «conspiracy» переводится как «заговор». Теорий заговоров много, есть довольно живучие: убеждение, что миром правят Ротшильды; вера во всемогущество масонов; в еврейский заговор и тому подобное. Теории заговоров бывают глобальные («про мировую закулису») и локальные (например, теория о том, что теракт 11 сентября 2001 года устроили сами американцы).

Согласно классификации американского религиоведа и политолога Майкла Баркуна, есть три типа теорий заговоров. Событийные, как и следует из их названия, рассматривают какое-то событие: убийство Кеннеди, теракт 11 сентября, высадка американцев на Луну. Есть теории систематические: заговоры масонов, мировой закулисы, евреев, коммунистов, фармацевтов. И, наконец, сложные теории заговоров, где последние выстраиваются в иерархию и одна теория подтверждает и объясняет некоторые факты другой теорией.

Среди известных теорий заговора, связанных с медициной, – вера в то, что вакцинация изобретена, чтобы вызывать у детей аутизм. Приверженцы этой теории призывают отказываться от прививок. А возникла она так. В конце прошлого столетия была разработана комплексная вакцина против кори, паротита и краснухи (КПК). Однако в 1997 году в научном журнале The Lancet появилась статья врача из Великобритании Эндрю Уэйкфилда с клиническими данными о том, что у детей после вакцинации может развиваться аутизм. В самой работе Уэйкфилда говорилось лишь о предположении возможного развития, а также делалась оговорка, что имеющихся данных недостаточно для точного вывода. Однако на оговорки никто не обратил внимания. Данные подхватили СМИ, с которыми Уэйкфилд охотно общался. В результате уровень вакцинации КПК в Великобритании в начале 2000-х упал на 80%.

Как выяснилось позже, сам врач Уэйкфилд ранее подал заявку на патент на альтернативную, якобы более качественную вакцину. Кроме того, у него был заключен контракт с юридическими компаниями, которые занимались возмещением ущерба тем, кто воспользовался КПК: родители, которые поверили в его заявления по вреду вакцины, по рекомендации юристов приводили своих детей лечиться к нему, что дало возможность врачу тестировать свою вакцину (антипрививочником он сам не был, просто выступал против комбинированного препарата).

Когда эти подробности вскрылись, Уэйкфилда лишили лицензии и запретили заниматься врачебной деятельностью. После его исследования ученые из разных стран мира провели десятки аналогичных – с участием сотен тысяч детей – и не нашли научного подтверждения связи между КПК-вакциной и аутизмом.

Почему люди верят в теории заговора?

Анализируя теории заговора, ученые пришли к выводу, что следует обращать внимание не на веру в один конкретный сговор, а на сам тип конспирологического мышления. Если человек верит в одну какую-то теорию заговора, то высока вероятность, что он будет верить и в другие.

В основе конспирологии лежит принцип телеологии. Это философское предположение, которое обозначает, что в каждом процессе или действии есть некая цель. Проще говоря, что любое событие происходит с определенной целью и что «просто так» ничего не случается.

Философы и психологи выделяют несколько причин, из-за которых люди верят в заговоры.

Во-первых, эволюционные особенности познания. Человек – существо разумное, а потому пытается понять причины происходящих вокруг него событий. Чтобы выжить как биологическому виду, нам нужно было выстраивать логические объяснения и выявлять потенциальную опасность. Неопределенность пугает, поскольку не дает возможности предугадать последующие действия. Грубо говоря, всегда лучше установить, что привело к тому или иному результату, чтобы в дальнейшем этот процесс контролировать. И не важно, правильно ли установлены причинно-следственные связи, – психологический комфорт достигнут. Человек думает, что разобрался с причинами.

К примеру, первобытный человек не знал, откуда появляется молния. Он придумывает богов либо духов и пытается их «задобрить». Он успокаивается от того, что «понимает» механизм формирования молнии, а также понимает, как этим механизмом можно управлять. На этом этапе развития человечества еще невозможно четко разграничить веру, религию или конспирологию.

С течением времени, когда уровень накопленных знаний увеличивается и физические процессы и явления постепенно объясняются наукой, конспирологический тип мышления не исчезает – он просто переносится с естественнонаучной на политическую и общественную сферы.

Во-вторых, конспирология присуща тем, кто не ощущает, что способен влиять на изменения в своей жизни. К таким выводам пришли в 1999 году американские ученые, которые пытались выяснить, действительно ли афроамериканцы имеют некую «предрасположенность» к конспирологии. В ходе исследования они выяснили, что в теории заговора люди верят не из-за предрасположенности. Те афроамериканцы, которые считали, что могут контролировать политику и влиять на принятие решений, меньше верили в теории заговора. (Детально об этом см. исследование Parsons S., Simmons W., Shinhoster F., Kilburn J. A test of the grapevine: An empirical examination of conspiracy theories among African Americans // Sociological Spectrum. 1999. № 19 (2). P. 201-222). Те же, кто склонен мыслить, что от них ничего не зависит и только правительство или политики решают, как жить обществу, легко поддаются воздействию конспирологии. При таком стиле мышления легко и органично формируется идея о том, что «мы плохо живем, потому что кому-то это выгодно, кто-то на этом наживается». Такие объяснения являются более понятными и легче воспринимаются, чем сложные объяснения реальных экономических механизмов.

И третье – теории заговоров будут популярны там, где нет доверия между индивидами и нет доверия к органам власти. Это выяснил и научно обосновал в 1992 году профессор Ратгерского университета в Нью-Джерси Тед Герцель. Он опросил несколько сотен случайных людей и узнал их мнение по поводу известных на то время теорий заговоров. Кроме того, он выяснял насколько опрошенные им люди доверяют друзьям, соседям и властям. Результаты показали, что те, кто меньше доверяет окружающим, больше склонны к конспирологии. (Подробнее см. Goertzel T. Belief in conspiracy theories // Political Psychology. 1994. № 15 (4). Р. 731-742). Позже теорию Гецеля подтвердили и другие исследователи (Darwin H., Neave N., Holmes J. Belief in conspiracy theories. The role of paranormal belief, paranoid ideation and schizotypy // Personality and Individual Differences. 2011. № 50 (8). P. 1289-1293).

Как отличить теорию заговора?

Теорию заговора довольно легко отличить от аналитической версии событий. Во-первых, теории заговора всегда выступают в роли альтернативных моделей объяснения и всегда противоречат официальным версиям.

Конспирологические теории всегда более детальны, в них каждый элемент встроен в общую картину. Когда читаешь теорию заговора, невольно приходит мысль: «Как же все продумано, прямо до мелочей». Официальные версии могут опускать детали, но теории заговоров всегда очень внимательны к нюансам.

Конспирологическая версия всегда целостна, ею можно объяснить любой факт, она в принципе неопровержима. В этом ее отличие от научной теории. Научная теория всегда может быть опровергнута, а теория сговора – нет.

Для конспирологии свойственна специфическая лексика: например, употребление словосочетаний «тайное правительство», «транснациональные корпорации», «мировая закулиса» и глаголов «обманывают», «скрывают», «утаивают».

Если какое-то объяснение общественного явления одновременно:

  • противоречит официальной или общепризнанной версии;
  • предельно детализировано и с легкостью объясняет новые факты и обстоятельства;
  • практически не опровержимо,

– с большой вероятностью, перед вами классическая теория заговора.

На постсоветском пространстве теории заговоров находят почву не только из-за упомянутого недоверия властям и складывающегося у людей ощущения, что они не могут влиять на собственную жизнь, но и из-за определенных исторических факторов. В советское время руководство страны и компартии объясняло многие факторы – от необходимости репрессий до экономических провалов – происками врагов советской власти, шпионов и капиталистов.

Исследования теорий заговоров – популярное направление в научном мире. Ученые разбирают мифы вокруг теракта 9/11, высадки американцев на Луну или же убийства Усамы бен Ладена. Одна из сравнительно недавно вышедших на эту тему на русском языке работ – книга психолога Роба Бразертона «Недоверчивые умы. Чем нас привлекают теории заговоров», вышедшая в России при поддержке просветительского фонда «Эволюция». Автор анализирует различные виды теорий заговоров, выясняет причины их возникновения, опираясь при этом на многочисленные социологические, психологические и религиоведческие исследования.

Источник: Дмитрий Горевой, для Настоящего Времени