Рисунок Виктора Богорада

Рисунок Виктора Богорада

Путинский режим зародился в огне и крови второй чеченской войны. С конца нулевых (08.08.08 — Грузия), а особенно ближе к середине десятых годов война все больше превращалась для этого режима в наркотик, без которого его воспроизводство стало немыслимым.

Внешняя агрессия стала главной скрепой, позволяющей удерживать единство партии власти и народа и наращивать растущий из этого единства рейтинг Путина. На смену старому общественному договору: «Мы вам относительную сытость, а вы не мешаете нам воровать», пришел новый контракт: «Вы по прежнему не мешаете нам воровать, и готовы жить впроголодь, а мы вам даем гордость за принадлежность к победоносной империи, которую все боятся».

Кроме того, в условиях стремительно подешевевшей нефти все большую роль в экономике России играет торговля оружием. Стокгольмский институт проблем мира (SIPRI) 22.02.2016 опубликовал доклад о мировой торговле оружием за период с 2011 по 2015 годы. В целом объем этого бизнеса вырос за пять лет на 14%. Россия увеличила экспорт своего оружия на 28%, то есть в два раза больше, чем среднемировые показатели. Причем, в Европе объемы проданного российского оружия возросли за эти пять лет на 264%.

Лучшей рекламой оружия является война. Поэтому воспроизводство войны для путинской России это не только главный нерв ее идеологии и политики, но и все возрастающая потребность экономики в условиях санкций и дешевой нефти.

В федеральных российских медиа сегодня доминирует точка зрения, что военно-промышленный комплекс это драйвер экономики, а армия это центральный институт не только государства, но и общества. Член Зиновьевского клуба Павел Родькин в статье «Российская армия вернулась. Что дальше?», опубликованной на «РИА Новости», сообщает, что «армия может не только сохранить научно-технические знания, высокотехнологичное промышленное производство, но и стать источником развития экономики и общества в целом».

А для этого, объясняет зиновьевец Родькин, «предстоит снова вернуть армии образовательные и воспитательные функции, благодаря которым выковано советское общество в 1920—1930 годы, что означает, в частности, необходимость пересмотра связки армии и вузов в контексте прогресса современных технологий». И далее автор пускается в рассуждения о единстве армии и народа и в мечты о создании целостного организма: армия-государство-общество.

Что за общество было выковано в 1920—1930 годы не только в России, но и в Германии, сейчас хорошо известно и чем кончился этот милитаризм в следующем десятилетии известно тоже. Можно было бы не обращать внимания на ностальгию отдельных поклонников Сталина и Гитлера, если бы это не было мейнстримом в российских СМИ и в публичной политике.

При всем своем безумии, Путин и его безумное окружение не может не понимать, что выиграть войну в Сирии Россия не может. Равно как не может выиграть войну в Украине. Задача сделать два военных нескончаемых сериала, две бесконечные кровавые «Санта-Барбары». В сериалах зрителю дают отдохнуть и делают перерыв между сериями. Путин устраивает перемирия. Не для того, чтобы закончить войны и договориться, а для того, чтобы войны продолжались. В Украине пусть тлеет, главное, чтобы не затухла совсем. В Сирии пламя войны будет периодически жарко полыхать, поскольку, в отличие от Украины, там достаточно местного, а не привозного горючего материала.

Соглашение России и США о перемирии с 27.02.2016 для Путина выполняет роль такого перерыва между двумя сериями. Возможно, в течение какого-то времени убивать будут меньше, что можно считать несомненным благом. Но сама конструкция сирийской войны и характер участия в ней Путина, Асада и других сил не позволяют надеяться на то, что перемирие перерастет в мир на этой земле.

Сирийское новостное агентство SANA23.02.2016 сообщило, что сирийские власти согласны на перемирие при условии, что борьба с «ИГИЛ» и другими террористическими организациями продолжится. Проблема в том, что Асад считает террористами всех, кто ему противостоит.

Путин в своем обращении к россиянам, в котором он рассказал о своем разговоре с Обамой, заявил, что с 27.02.2016 Россия прекращает бомбить в Сирии всех, кроме «ИГИЛ», «Джебхат ан-Нусра» и другие организации, признанные ООН террористическими. То есть президент России, Владимир Путин публично признался, что до этого Россия бомбила тех, кого ООН террористами не признает. Возможно, Путин не хотел в этом признаваться, но ничего иного в его словах увидеть просто невозможно.

Отдельная проблема в этом перемирии — «Джебхат ан-Нусра», поскольку в отличие от квази-государства «ИГИЛ», которое локализовано в определенной территории и имеет подобие границ, террористы «Джебхат ан-Нусры» действуют, например в провинциях Алеппо и Дамаск, где Путин может бомбить их во время перемирия на «законных» основаниях, тем самым в 100% случаях уничтожая бойцов «Свободной сирийской Армии» и гражданское население.

В России путинское беспрерывное вранье если и замечается, то воспринимается в основном с одобрением, вот мол, наш Штирлиц опять молодец, снова европейских и заокеанских олухов вокруг пальца обвел. На Западе все эти карточные фокусы, во-первых видят, а во-вторых воспринимают с нарастающим отвращением. И не только на Западе. Генеральный секретарь ООН, Пан Ги Мун, который представляет отнюдь не только Запад, ответственность за срыв предыдущего перемирия, которое должно было наступить после переговоров в Женеве, возложил исключительно на Россию, которая упорно бомбила никакой не «ИГИЛ», а как раз тех, с которыми собрались переговариваться.

Публикации наиболее авторитетных изданий в Европе и США показывают, что Запад прекрасно знает цену любым договорам с Путиным. Вот редакционная статья в Нью-Йорк-Таймс. «Сложно представить, чтобы перемирие, о котором договорились Соединенные Штаты и Россия, давало существенные шансы добиться чего-то большего, чем краткой передышки от бойни. Одна из причин — невероятное переплетение соперничающих между собой секторов и повесток… Внушает ли Путин доверие в связи с этими инициативами? В Украине он уже четко продемонстрировал, что прекращение огня для него — тактический элемент, даже дымовая завеса, а не цель».

И далее одна из самых влиятельных американских газет, Нью-Йорк-Таймс фактически требует от властей США конкретных действий: «Как бы ни были плохи карты Запада в Сирии, нельзя допустить, чтобы Путин конвертировал поддержку, которую он оказывает кровавому диктатору, в уважение к его державе или согласие с его циничными играми в Украине».

Американские власти, прекрасно понимая, что доверять Путину нельзя, готовят на случай срыва перемирия «план Б», о существовании которого уже заявил Керри, а содержание этого плана обозначило руководство министерства обороны и ЦРУ. Этот «план Б» заключается в укреплении взаимодействия с воюющей против Асада сирийской оппозицией и введении новых, более болезненных санкций против России.

Играя в «войну-перемирие» сразу на двух фронтах: ближневосточном и украинском, Путин уподобляется жонглеру с горящими факелами. Вопрос в том, насколько публике и администрации цирка хватит терпения наблюдать этот довольно монотонный аттракцион.

Источник: блог Игоря Яковенко