6 сентября в эфире российского телеканала «Россия 24» вышел материал якобы о митинге в Венеции против политики киевской власти и геноцида на юго-востоке Украины.

Информация о якобы митинге против геноцида в Украине разлетелась по новостным лентам и соцсетям.

Скриншот сайта mngz.ru

Скриншот сайта mngz.ru

Скриншот соц.сети Вконтакте

Скриншот соц.сети Вконтакте

Однако этот сюжет не соответствует действительности. Украинцы, которые стали свидетелями митинга, запечатлели, как съемочная группа телеканала «Россия 24» раздает команды якобы митингующим.

В описании к видео отмечено: «Жаль, что не удалось снять первую часть «Марлезонского балета», когда они давали указание русскоязычным женщинам, что необходимо скандировать и на каком языке».

Мы внимательно посмотрели сюжет «России 24» и любительское видео случайных прохожих.

О том, что митинг постановочный, свидетельствуют следующие моменты:

1. Никто из СМИ больше не снимал этот митинг – это эксклюзивный материал «Россия 24». Еще одну маленькую 25-секундную новость об акции показал «Первый канал» — «До Венеции докатилось и эхо украинских событий». Конечно, можно предположить, что после съемок этим телеканалом митингующих их снимали и другие телеканалы или фотографы, но вот только мы не нашли таких материалов. Все ссылаются на сюжет «России 24».

2. Оператор и корреспондент очень четко раздают указания «громко кричите» и «не улыбаемся». Конечно, можно предположить, что оператор попросил громче кричать, чтобы лучше записался звук, ведь съемка на улице. Но указание «не улыбаемся», которое дает корреспондент, логике съемки новостного сюжета не поддается. Журналисты-новостийщики и операторы снимают живые эмоции. Они могут попросить повторить комментарий, если человек не четко сформулировал свою мысль или впервые дает интервью и растерялся перед камерой, но настоящие новостийщики на событиях не просят людей изображать какие-либо эмоции, а тем более командовать «не улыбаемся».

3. Все якобы венецианские митингующие понимают русский язык. Именно на русском к ним обращаются и корреспондент, и оператор. Не на итальянском, не на английском, а на русском. Хотя в сюжете один мужчина дает комментарий именно на итальянском: «Мы, итальянские антифашисты, поддерживаем акцию против войны на Донбассе. Мы против империалистической Европы. Хотим разрушить эту стену молчания». Раз уж среди митингующих есть итальянцы или эмигранты из России, которые знают русский язык, вероятнее всего, записывали бы именно их. Так как в этом случае не нужно переводить комментарий и живая речь в кадре выглядит более убедительно, чем перевод.

4. Есть путаница и неточности с тем, кто проводил эту акцию. В сюжете говорится: «Организаторы мероприятия — члены федерации итальянских профсоюзов и комитет «За антифашистский Донбасс», а в комментарии безымянный человек говорит: «мы, итальянские антифашисты». Кстати, почему же этот человек безымянный, то есть почему его не протитровали? Когда журналисты берут комментарий у организаторов митинга, они указывают имя, фамилию и еще название организации. Конечно, если журналисты показывают комментарии более чем трех человек из одного и того же митинга, они их могут не титровать. Но когда в материале о митинге говорит только один его представитель, зритель должен знать, как его зовут и какую организацию он представляет. А так получается, что безымянный человек прокомментировал что-то на итальянском.