Не утихает скандал вокруг самолета белорусской авиакомпании «Белавиа», который диспетчеры развернули в украинском небе и вынудили вернуться обратно в аэропорт в Киеве по требованию СБУ. Эксперты с обеих сторон комментируют это происшествие. Однако некоторые СМИ пошли дальше и обвиняли СБУ в бандитизме.

Автор материала  «Перевод стрелок. Новый поворот в военно-воздушном споре Киева и Минска» Максим Марков в «РИА Новости» делает вывод: «Украинские силовики все более явно переходят от правовых норм к каким-то бандитским правилам. Не стесняясь при этом ставить под угрозу жизнь людей. В итоге и на земле Украины, и в небе над ней происходит что-то очень неправильное. И опасное».

В материале использовали линк на другую статью, также «РИА Новости», которая подкрепляет данную сюжетную линию.

Скриншот сайта Ria.ru

Скриншот сайта Ria.ru

В ней член Совета по внешней и  оборонной политике (российское неправительственное общественное объединение) Александр Михайлов говорит: «… Это  явно была инициатива Службы безопасности Украины, которая сегодня превратилась в «беспредельщиков» — они что хотят, то и делают. Это уже не специальная служба, а группа бандитов, которые выбивают показания, пытают людей…».

Украинский авиационный юрист Андрей Гук признает непрофессионализм СБУ в плане подачи ею информации по данному случаю.  Но он отмечает, что в «контексте трагедии MH17 Украина должна оценивать риски внимательно и больше в сторону их наличия, чем отсутствия». Поэтому если угроза есть — службы должны на нее реагировать.

По поводу поведении диспетчера от «Украэрорух» Гук объясняет: «В официальном комментарии СБУ речь шла о национальной безопасности. В таком случае правоохранители передают информацию в «Украэрорух», от диспетчеров которого уже поступает команда борту. И, в принципе, никаких угроз не нужно — капитан, пока находится в зоне киевского диспетчера, должен беспрекословно выполнять его приказы».

Для принятия решения принудительно посадить самолет достаточно только наличия информации о возможной угрозе безопасности. Он отмечает, что в «соответствии с Порядком взаимодействия по пресечению противоправных действий воздушных суден, которые могут использоваться для совершения террористических актов в воздушном пространстве Украины, воздушное судно классифицируется как «судно-подозреваемая угроза» при наличии хотя бы одного из следующих признаков:

Скриншот сайта delo.ua

Скриншот сайта delo.ua

Таким образом, действия диспетчера «Украэроруха», который получил указание от СБУ относительно потенциальной  угрозы национальной безопасности, были правильными, даже если он и вспоминал об истребителях.  — пишет Гук. Но в СБУ сработали непрофессионально: некачественная подача информации — еще один проигрыш в информационном пространстве.

Военный летчик Александр Комаровский в комментарии белорусскому бюро «Радио Свобода»  сказал: «Это обычная практика — то, что делал украинский диспетчер. Если у них было подозрение, причем любое (не только террорист, а может, какие наркотики, оружие или неисправность техническая), то любой командно-диспетчерский пункт может отдать такой приказ: срочно разворачиваться и возвращаться. И это выполняется без обсуждения, просто разворот — и пошел назад и на посадку».

Скриншот сайта Радио Свобода

Скриншот сайта Радио Свобода

На вопрос, имел ли право диспетчер говорить, что в случае неисполнения приказа самолет будет перехвачен, Комаровский ответил, что да — этого можно было и не говорить. Но он отмечает нарушение инструкции летчиком: приказ диспетчера — закон, а все выяснения должны были быть уже после посадки.

По поводу масштабов затрат авиакомпании: убытки от ситуации в «Белавиа» мелкие, — говорит юрист Гук: «Это дозаправка, небольшой сбор за взлет-посадку (который может и  не будет выставлен аэропортом «Жуляны») — и, пожалуй, все. Задержка рейса составила в итоге всего 1 час 12 мин».

Напомним, 21 октября самолет белорусской компании «Белавиа», следовавший по маршруту  Киев-Минск,  вернули в киевский аэропорт «Жуляны». Указание возвращать Boeing дала Служба безопасности Украины из-за подозрений о возможном вывозе одним из пассажиров информации, которая может угрожать национальной безопасности.