Рисунок Виктора Богорада

Рисунок Виктора Богорада

На протяжении двух лет в программах российского телевидения темы внешней политики преобладали над темами политики внутренней, а во внутренней политике господствовала исключительно тема вредоносности демократической оппозиции. Просветительский эффект этих программ оказался настолько велик, что компетентность российской аудитории по проблемам Украины, Европы, США, а также насчет природы и замыслов российской оппозиции полностью сравнялась с компетентностью самых продвинутых экспертов.

Разбуди ночью любого российского телезрителя и задай ему любой политический вопрос, он не открывая глаз вам ответит, что Украина к концу этой недели развалится, так же как и Европа с Соединенными Штатами, и вопрос лишь в том, кто из них развалится раньше и на сколько кусков. Что же до оппозиции, то вам и ребенок телезрительский объяснит, что она состоит сплошь из геев, питающихся госдеповскими печеньками и только исключительная и досадная доброта Путина спасает эту кучку предателей от немедленного уничтожения.

Список политических дацзыбао довольно короток, давно утвержден и неизменен. Что же до дацзыбао в области экономики России, то их всего два, что несколько затрудняет построение на них целой передачи и  заставляет ведущих проявлять особую изобретательность.

Программа «Политика» на Первом канале от 10.02.2016 была призвана дать ответ на вопрос, почему в России жизнь стала хуже и что надо сделать, чтобы она перестала ухудшаться. Первым  экономический рецепт дал лидер ЛДПР господин Ж. Он, прежде всего, потребовал перестать стонать. После чего потребовал продлить санкции на 5 лет. В это время ведущий заметил, что в зале есть живой российский фермер по имени Олег Сирота, дал ему слово, и тот немедленно попросил, чтобы санкции продлили не на 5, а на 10 лет.

Вся эта дискуссия о сроке санкций была несколько бессмысленна, поскольку  происходила сразу после того, как ведущий Петр Толстой объяснил, что, поскольку Европа жестко увязала отмену санкций с возвратом Крыма, то это означает, что санкции навсегда. Во всяком случае, с точки зрения Петра Толстого и большинства экспертов присутствовавших в студии.

Тут польский журналист Якуб Корейба решил внести свежую струю в обсуждение и заявил: «У  нас в Европе ваша татаро-монгольщина не пройдет». Все эксперты тут же загалдели, и в общем гвалте можно было различить отдельные выкрики Ж. о том, что «это мы вас от татаро-монголов спасли!», но ведущий твердой рукой увел дискуссию с опасной исторической темы и вернул ее в лоно экономики.

Однако, Леонид Гозман, которого за плохое поведение одно время перестали пускать на федеральные каналы, а тут вдруг зачем-то опять позвали, вновь попытался испортить всем песню и заявил, что наши экономические проблемы носят политический характер. Тут все опять загалдели и стали орать на Гозмана, что все проблемы российской экономики создал лично он, когда со своими друзьями был у власти. Гозман пытался объяснить, что какое-то отношение к власти он мог иметь только в прошлом веке, но его никто не слушал, а ведущий Александр Гордон потребовал немедленно похоронить, наконец, либеральную идею. А перед этим Гордон мягко попенял Путину, что тот, когда пришел к власти, навел порядок во всех сферах, но вот, оставил один неубранный угол: не выбросил на свалку либералов из управления экономикой.

Так Александр Гордон сформулировал одно из двух экономических дацзыбао современной России про то, что во всех российских бедах виноваты либералы, которые в 1917-м уничтожили великую Российскую империю, а в 1991-м не менее великий Советский Союз. Тут, правда, внутри  этого дацзыбао есть довольно странная загадка. Те, кто его выкрикивают, обычно стеснительно обходят вопрос, почему же их кумир Путин, который никогда не ошибается и видит сквозь землю и пучину морскую, вот уже 16 лет не может разглядеть у себя под носом, в правительстве и в своем ближайшем окружении врагов-либералов, которые продолжают губить российскую экономику.

За все время громыхания антилиберальной риторики никто из антилибералов причины такой загадочной избирательной слепоты Путина так и не объяснил. В то время, как вот же они, возможные спасители России, с утра до вечера в эфире федеральных телеканалов. Вот ведущий Александр Гордон, который прямо заявил, что готов хоть сейчас возглавить правительство России. И план у него есть. Он его несколько раз предъявил в этой же передаче зрителям Первого канала. Оказывается, надо сделать так, как в сложный для страны момент поступили власти Южной Кореи. Они, эти южнокорейские власти, объявили добровольный сбор золотых изделий от граждан. И вот южные корейцы принесли для спасения родного государства аж 250 тонн золота.  Вот и наши пенсионеры, по уверению Гордона, если на кону стоит существование государства или пенсии, непременно откажутся от пенсий.

При этом Александр Гордон всякий раз показывал для убедительности на экране крупные изделия из золота, которые южные корейцы принесли для спасения своего государства. И всякий раз во время этой вдохновляющей демонстрации  раздавались ехидные голоса присутствующих в студии либералов, которые спрашивали, как и где Гордон собирается отыскать в России столько южных корейцев, и как он им планирует объяснять, что они должны отдать свое золото в казну России. Тем самым эти либералы как обычно пытались опорочить дельную идею ведущего Александра Гордона.

Достойный ответ на выходку либералов дал лидер ЛДПР господин Ж. Он заявил, что надо перейти к жесткому авторитаризму. После чего напугал всех, заявив: «Вот я стал президентом». Ведущий Петр Толстой тут же успокоил присутствующих тем, что это Ж. предлагает всего лишь мысленный эксперимент. А Ж. объяснил, что первым делом он бы объявил населению, что сегодня ночью войска МВД будут уничтожать заводы, где производят плохую водку и расстреливать всех работников, которые не успеют спрятаться. И вот после 10 лет такого режима в России наступит процветание. Так Ж. сформулировал второе экономическое дацзыбао — периодические расстрелы граждан как путь к процветанию нации.

Тут опять встрял неугомонный Леонид Гозман и сказал, что он видит выход из кризиса в решительной смене политического курса. А по поводу гонения на либералов вспомнил, что либералами считали себя декабристы, а такие как те, кто стоит напротив — тут Гозман показал на группу экспертов-антилибералов во главе с Ж. — те декабристов вешали. Эксперты-антилибералы радостно загудели, очевидно, что они бы и сейчас не прочь. А ведущий опроверг исторический экскурс Леонида Гозмана, заявив, что вот Николай 1-й был либералом, но не повесил ни одного лишнего декабриста. (Тезис ведущего о лишнем не повешенном декабристе Первый канал показал на Дальний Восток, а из записи, предназначенной для европейской части России его вырезали, справедливо рассудив, что закаленные сибиряки все выдержат, а изнеженные питерцы и москвичи могут разволноваться).

В этот момент слово, наконец, взял один из немногих экономистов, присутствующих в студии, Никита Кричевский. И сразу стал ясен масштаб русской экономической мысли. Экономист Никита Кричевский потребовал немедленно вернуться к исконно русским основам экономики, оградить наш внутренний рынок (зачем нам ввозить иномарки, когда у нас есть «Жигули»?), стимулировать рождаемость и развивать ценности семьи и справедливости. «Нам все говорят: Фридман, Фридман. А русско-ориентированной экономики у нас и нету», — с отчаянием проговорил экономист Кричевский. Это была очень сильная экономическая речь, а главное, содержащая очень конкретную и действенную программу.

Одним из последних выступил человек по имени Караулов, который известен тем, что когда он куда-нибудь входит, то многие его коллеги — работники СМИ стараются тут же выйти из помещения, чтобы не дышать одним с ним воздухом. Так вот, этот Караулов всю передачу пучил глаза и угрожающе молчал. А под конец заявил: «Я бы ввел уголовное наказание за оскорбление чувств верующих в рубль». И добавил, вперив выпученные глаза в Гозмана и стоящего рядом с ним Сергея Станкевича: «Вот эти ребята погубили на 150 тысяч человек больше, чем расстрелял Сталин». Тут в студии поднялся гул возмущения, и стало немного боязно за судьбу Леонида Яковлевича и Сергея Борисовича.

Источник: блог Игоря Яковенко