Рисунок Вячеслава Шилова

Рисунок Вячеслава Шилова

Если бы на любом политическом ток-шоу, состоявшемся до 14.03.2016 года кто-либо из экспертов предположил, что Путин прикажет с 15.03.2016 начать вывод войск из Сирии, над этим экспертом смеялись бы всей студией до конца передачи. Уйти, не решив ни одну из заявленных задач, оставив вполне здравствующий «ИГИЛ», переполненный террористами, в том числе и с российским гражданством, уничтожение которых ставилась как главная задача, — это бесспорное поражение.

Поражение особенно тяжелое, поскольку именно внешнеполитические победы, военные и дипломатические, несмотря на свою мнимость, в последние годы были призваны компенсировать стремительно ухудшающееся экономическое положение страны и ее граждан. Глядя на то, как красиво летят, огибая препятствия, наши ракеты, как мужественно сбрасывают бомбы наши летчики на головы сирийцам и неким неведомым туркоманам, россияне с пониманием относились к тому, что на их зарплаты и пенсии теперь можно купить вдвое меньше, чем пару лет назад. Теперь, когда весь этот праздник так внезапно кончился, может начаться ломка.

В программе «Политика» на Первом канале от 16.03.2016 в качестве замещения Сирии в топку имперских чувств решили бросить воспоминания о том, как ровно два года назад героически был украден Крым. С точки зрения медийной логики это абсурд: организуя политическое ток-шоу буквально на следующий день после сенсационного вывода российских войск из Сирии, отказаться от такого мощного информационного повода и заменить его обсуждением события двухлетней давности. Это было бы невозможно, если бы Первый канал был СМИ, а Петр Толстой и Александр Гордон занимались журналистикой.

По уровню крымнашистской и антиукраинской истерики этот выпуск программы «Политика», пожалуй, превзошел все, что было ранее изготовлено на федеральных телеканалах. Никогда ранее вся студия Первого канала не скандировала, что никакой Украины нет, никогда не было и никогда не будет. Отдельные сумасшедшие кричали подобное, но чтобы вся студия хором, включая обоих ведущих, такого не было.

Одним из наиболее ярких солистов в этом хоре отрицателей реальности Украины был Александр Руцкой, который сходу задал риторический вопрос: «Может ли принадлежать земля государству, которого нет?» И тут же сам себе радостно ответил: «Не может!» Каким чудесным способом несуществующей Украине может принадлежать вторая по размерам территория в Европе, Руцкой не объяснил. Но за него это сделал ведущий Петр Толстой, который выпалил формулу: «Киев — мать городов русских, а Украина — часть России». К сожалению, никто не объяснил ведущему Первого канала, что слова про «мать городов русских» взяты из «Повести временных лет», созданной в XII веке, и вложены летописцем в уста князя Олега в 882 году, когда слова «Россия» и «Украина» никому не были известны и долго еще не будут известны с той поры.

Вообще, объяснить что-либо на таких передачах совершенно нереально, поэтому людям здравомыслящим на них лучше всего не ходить вовсе, а если все-таки там оказался, то обращаться поверх голов беснующихся «экспертов» и «ведущих» непосредственно к телезрителям и не вступать в бессмысленные споры с бесноватыми. К сожалению и украинские эксперты Ковтун и Жовниренко и российский яблочник Гнездилов и чешский журналист Иржи Юст не поняли, что Первый канал, как и российская Госдума, не место для дискуссий и ничего не могли противопоставить напористой демагогии того же лидера ЛДПР.

Поэтому Ж. оказался в своей стихии и сходу объяснил украинцам, что у них будет новая армия и новая полиция, и это будут русская армия и русская полиция, а над Киевом будет русский флаг. Участникам «дискуссии» с украинской стороны Ж. порекомендовал приготовиться к эвакуации.

Украинский политолог Ковтун зачем-то решил вступить с Ж. в дискуссию и спросил его, почему после распада СССР он так прицепился именно к Украине, почему никого не волнует Туркмения, Узбекистан и другие республики. Ж. этому вопросу очень обрадовался и закричал: «Мы всех вернем, но с вас начали. Я выписал вам билет номер один!» После чего дал оценку участникам Беловежского соглашения, назвав президента России Бориса Ельцина «холуем», а главу Республики Беларусь Станислава Шушкевича почему-то «недоноском». И закончил свой политологический экскурс в недавнюю историю выводом, адресованным украинцам: «Вы развалили Союз и вернулись в Российскую империю — дураки! Есть Россия, а в ней Киевская, Херсонская и Полтавская области!»

По студии пополз густой тошно-сладкий запах наркотического дурмана. Некоторые участники программы «Политика» пребывали уже в чем-то похожем на героиновый рай. Один из них, ведущий Александр Гордон, с блаженной улыбкой закричал: «Если нет СССР и мы вернулись в Российскую империю, то это все — бунт провинций!» После чего Гордону захотелось поделиться своей радостью со всеми, и он решил пошутить. Для этого он долго кричал, привлекая внимание и требуя тишины: «Тихо, сейчас будет метафора! Я сейчас скажу метафору!» А когда все замолчали, Гордон произнес с радостной улыбкой: «Метеорит Крым упал, но как эти динозавры выжили, я не понимаю!» При этом счастливый Гордон показал на яблочника Гнездилова, чешского журналиста и двух украинских экспертов, после чего замолк, видимо, ожидая грома аплодисментов своей репризе. Поскольку оваций почему-то не случилось, а выжившие «динозавры» продолжали разглагольствовать о нарушении международного права и об оккупации Крыма, обиженный Гордон жалобно спросил своего напарника Толстого: «Петр, я не понимаю, зачем ты позволяешь им портить нам праздник?!»

Людям, которые не поражены имперской болезнью, вероятно, трудно представить себе те страдания, которые испытывает имперский человек, когда возлюбленная империя терпит поражение. О том, какую травму нанесло имперскому сознанию путинское выползание из Сирии, можно судить, в частности, по тому повышению градуса безумия, который наблюдался в риторике ведущих пропагандистов. В паре Толстой — Гордон роли обычно распределялись так: Гордон — желчный мизантроп-провокатор, Толстой — рассудительный и якобы немного добродушный патриот-миротворец. В этой передаче произошел существенный сдвиг: Гордон ушел за горизонт безумия, а Толстой в своей риторике прочно вошел в ту нишу, которую обычно занимал Ж.

«Вы жили, живете и будете жить в России», — сообщил Петр Толстой свежую новость украинскому политологу Жовниренко, на что тот смог только раскрыть рот, поскольку никак не мог ожидать, идя на передачу российского телевидения, такого крутого поворота в своей биографии.

Примерно такую же траекторию проделала риторика вице-спикера Госдумы Сергея Железняка. Этот говорящий попугай «Единой России» до сих пор с торжественным видом изрекал банальности и ни в каком вербальном трэше замечен не был. А тут в полемике с яблочником Гнездиловым вдруг облачился в марсово одеяние и ну громыхать. Яблочник Гнездилов никоим образом не провоцировал в организме Железняка подобные мутации, а всего лишь попытался намекнуть на неурегулированность проблемы Крыма с точки зрения международного права и заодно поведать миру о яблочном плане урегулирования этой проблемы с помощью международной конференции.

В ответ Железняк принялся грозить яблочнику Гнездилову ядерным испепелением. «Попробуйте только суньтесь! — вызывал разгневанный Железняк на смертный бой яблочника Гнездилова. — Только суньтесь к нам со своим международным сообществом! Наши «Тополя» вас ждут!»

Глава МИД Великобритании Филип Хэммонд предложил не восхищаться тем, что Москва вывела войска из Сирии, поскольку это все равно, что хвалить мужа за то, что он перестал бить свою жену. Проблема в том, что практика домашнего насилия в России неразрывно связана с пьянством. И когда муж-алкоголик получает отпор на улице, он, придя домой, принимает дозу и вымещает свое унижение на домашних и соседях. Судя по той дозе, которую уже приняли пропагандисты, населению России и ее ближайшим соседям следует приготовиться к неприятностям.

Источник: блог Игоря Яковенко