Центральная Европа должна учиться противодействовать российской пропаганде BBC Ukraine

Центральная Европа должна учиться противодействовать российской пропаганде BBC Ukraine

Москва поняла, что расшатывание ЕС изнутри является более перспективным процессом, чем давление на него извне.

В условиях, когда европейская интеграция Украины буксует по объективным и субъективным причинам, нашей стране необходимо как можно скорее отказаться от имиджа «самой большой проблемы Европы». Более того — приложить усилия, чтобы стать максимально полезной многим европейским государствам. Противодействие российской пропаганде — одна из подобных возможностей.

Украина еще в сентябре продемонстрировала стремление более активно искать общий язык со странами Вышеградской четверки — группы постсоциалистических центральноевропейских государств (В-4). Польша, Венгрия, Словакия соседствуют с нашей страной, Чехия не имеет с Украиной общих границ, но при этом хорошо информирована о происходящем в ней. Отмечу, что  В-4 зачастую воспринимается как «слабое место ЕС» из-за недавнего присоединения ее членов к Европейскому Союзу и существующей конкуренции между государствами ЕС. Амбиции центральноевропейских государств на общеконтинентальном уровне не всегда воспринимаются адекватно, а европейская система принятия решений консенсусом создает дополнительные условия для нарастания противоречий.

Если Украина переживает «гибридную войну» в активной фазе, то ее соседи являются объектом «гибридной» агрессии со стороны России, которая приобретает разнообразные формы. К примеру, хорошо заметный в последнее время дрейф Венгрии и Польши к консервативным ценностям воспринимается Россией как появление пространства для возможностей, а выпады националистов в этих странах получают массированную информационную поддержку российских медиа. Кремль умело играет на стремлении ряда политиков В-4 «противостоять Брюсселю», вплетая собственные интересы в нарастающий поток евроскепсиса внутри ЕС. Вряд ли стоит говорить о центральноевропейском аналоге Brexit’а, но транслировать с усилением в масштабах континента недовольные голоса в Центральной Европе Россия готова. В ее планах — максимальное ослабление Европейского Союза, а В-4 рассматривается как один из плацдармов для влияния.

Фактор транзита энергоресурсов используется Россией для воздействия на внутреннюю политику как государств Центральной Европы, так и Украины. Впрочем, уже год наша страна не покупает напрямую российский газ, используя реверсные поставки при участии центральноевропейских государств. Энергетические интересы и развитие транзитных возможностей могли бы стать сочетанием противостояния «гибридной» агрессии и экономической заинтересованности в Центральной Европе, сформировать пространство общих интересов.

Пример Украины доказывает, что в странах молодой демократии практически любая сфера общественных отношений может стать предметом «гибридной» агрессии. Этот урок полезно будет усвоить государствам В-4, у которых есть собственный набор исторических травм в отношениях с Кремлем. Однако это не мешает Милошу Земану, Виктору Орбану и другим центральноевропейским политикам меньшего калибра искать поддержку в России, которую та готова оказывать. Зачастую — без кабальных условий и предварительных договоренностей, понимая, что расшатывание ЕС изнутри является более перспективным процессом, чем давление на него извне.

Противодействовать агрессивным устремлениям России необходимо уже сегодня. Страны Вышеградской четверки, Румыния, Украина и Молдова могли бы наладить сотрудничество в противостоянии гибридной агрессии России. На сегодняшний момент эти государства наряду со странами Балтии выглядят наиболее адекватно воспринимающими действия РФ, направленные на усиление своих позиций и расшатывание Европейского Союза. Вряд ли «защитники Европы» получат награды, однако и сохранение суверенитета будет достойным вознаграждением за противодействие политике Кремля.

Сегодня представляется критически важным интенсифицировать обмен информацией между странами В-4, Бухарестом, Киевом и Кишиневом для создания общих позитивных информационных поводов и наращивания уровня информированности граждан наших стран друг о друге.  Вряд ли это секрет, но украинцы зачастую получают информацию о событиях у своих соседей через российские информационные фильтры, с негативной коннотацией. Нельзя допускать, чтобы в деле формирования информационного поля Центральной Европы активно участвовала Россия. Органам власти и спецслужбам упомянутых стран целесообразно обмениваться информацией о гибридных проявлениях агрессии и вырабатывать единую стратегию и гибкую тактику противодействия им.

Еще одна зона повышенного внимания для группы постсоциалистических государств — академическая среда, поскольку Россия использует влияние на студентов и научные публикации для продвижение выгодных для себя выводов. Как в сфере международного права, так и политических науках все чаще появляются публикации, в частности, аргументирующие «законность» аннексии Крыма. Обеспечить эффективные академические обмены и согласование позиций, перевести «исторические войны» регионального масштаба с политического на научный уровень — задачи вполне посильные.

В сложившейся ситуации есть стабильный спрос на неординарные решения, поскольку гибридность международных отношений предполагает необходимость коррекции устоявшихся практик. Украина могла бы вместе с Польшей выступить мостом между В-4 и странами Балтии, находящихся в зоне риска, а вместе с Молдовой — обеспечить интенсификацию отношений между В-4 и Румынией. Оставаться в формате отношений, существовавшем к началу 2014 года — недальновидно и даже опасно.

Еще один важный момент: необходим поиск приемлемого алгоритма для сотрудничества с Беларусью, союзником России по ОДКБ и ЕврАзЭС, но государством, ослабление которого приведет к усилению позиций Кремля. Поэтому государствам В-4 и Украине целесообразно интенсифицировать политику «мягкой силы» в отношении Беларуси, которая выглядит наиболее вероятной следующей жертвой «гибридной» агрессии со стороны России.

Формирование согласованной политики постсоциалистических республик в деле противодействия «гибридной» агрессии России является залогом их политического выживания и сохранения позиций Европейского Союза. В условиях прогнозируемой многими турбулентности международных отношений в начале 2017 года согласование позиций могло бы стать действенным форматом противодействия агрессивным проявлениям.  Развитие событий показывает, что только взаимодействие и солидарность способны минимизировать воздействие России и последствия равноудаленности Запада от происходящего на «кровавых землях» Европы.

Евгений Магда, Главред