Фильмы нечасто становятся предметом расследований журналистов StopFake, тем более фильмы французского телевидения. Документальный фильм французского журналиста Поля Морейры под названием «Украина: Маски революции» вызвал множество дискуссий во Франции и в Украине. Споры общественности были спровоцированы его содержанием, методами презентации и идеологией, присущей российской пропаганде.

C1-1728x800_c

В публичной  презентации режиссер фильма Поль Морейра претендует на независимую подачу фактов, говорит о том, что представляет в картине мнения различных сторон. Однако  этот документальный фильм  существенно искажает недавние события в Украине. Как  отмечают многие  критики и журналисты, автор строит свою историю на множестве ложных фактах, изложенных весьма манипулятивно.

Однако начать проводить многогранную деконструкцию лжи, связанную с фильмом, стоит с одной ремарки. Некоторые обвиняют Морейру в продажности Кремлю. Отметим, что нет никаких подтверждений этой информации. Как и многие другие французские документальные фильмы, он в значительной степени был профинансирован Национальным центром кинематографии и анимации (НЦК) — публичной организации, которая поддерживается Министерством культуры Франции.

Также, анализируя предыдущие работы Морейры, его сложно обвинить в пророссийских симпатиях.

Возмущение вызывают скорее используемые в фильме методы, теории и ключевые слова,  более характерные для пропагандистских организаций, против которых выступает StopFake, и которые финансируются Кремлем.

В начале документального фильма мы видим кадры с шествия батальона Азов, которые должны проиллюстрировать присутствие неонацистов на Майдане. Эта иллюстрация не имеет оснований, поскольку сам батальон был сформирован после начала военных действий на востоке Украины, следовательно, после Майдана, что является  демонстрацией грубой небрежности, с которой Морейра обходиться с фактами.

«Нацисты, поддерживаемые США и организовавшие переворот в Киеве», «неоспоримость Крымского референдума», «убийства в Одессе, срежиссированные фашистами из Киева» – все эти клише присутствуют в фильме. Также режиссер обращается к теории заговора в украинском кризисе.

«Теории заговора» – сюжетный лейтмотив, повторяющийся в начале и в конце фильма: «Для пущего романтизма или по военным причинам главные медиа «свободного мира» скрывали от вас правду о Майдане».

Подобный сюжет –  это общепринятый прием для построения пропагандисткой речи, которая претендует на «священную правду». И именно на этом утверждении и строиться документальный фильм.

Фильм содержит и ряд фактологических ошибок, которых можно было бы избежать, если бы материалы были комплексно оценены и проработаны.

Себастьан Гобер, французский журналист, проживающий в Украине с 2011 года, в своем блоге признается, что, как представитель французских медиа, он чувствует себя оскорбленным. Его коллега — журналист с хорошей репутацией, однако показывает черно-белую картину событий, отбрасывая все стандарты западной журналистики, в стране которую он, Гобер, пытается понять.  Гобер беспокоится, что фильм Морейры может уменьшить доверие к французским журналистам в Украине.

M1

Это было одной из причин появления двух открытых писем. Первое было подписано репортерами, которые работают в Украине , другое ‒ напечатано в Ле Монде и подписано писателями, интеллектуалами и бывшими дипломатами.

M2

Скриншот сайта le Monde

M3

 

 

Французские журналисты обвиняют Морейру в манипуляции видеорядом. Критики задают автору вопрос: «как можно немое видео с YouTube, показывающее шествие неонацистов, произошедшее после Майдана, подавать зрителям в качестве эпизода революции? Или как можно спекулировать на принадлежности марширующих к определенным организациям?»

Как заметил в статье для Ле Монд Бенуа Виткин: «Морейра представляет группу ультра-правых архитекторами революции, несмотря на то, что они были всего лишь одной из военизированных сил. Он представляет их как главную политическую силу, несмотря на то, что их показатели на выборах – низкие». Например, радикальная партия Олега Ляшко набрала 7,44% и имеет 21 депутата в Верховной Раде (украинском парламенте), а «Свобода» вообще не преодолела избирательный барьер  5%, и имеет всего лишь 6 мест по мажоритарным округам.

Общее количество депутатов в Верховной Раде составляет 450 человек.

M4

Скриншот сайта le Monde

Автор полностью уходит от вопроса конфликта на Донбассе, не говорит о том, что большое значение батальонов и толерантное отношение к ним со стороны общества и правительства происходила не потому, что украинское общество насквозь фашиствующее, как заявляет Морейра, а потому, что в тот момент эти батальоны были единственной боеспособной силой в регионе.

Позже эти батальоны были интегрированы в Украинскую армию и теперь над ними установлен контроль, особенно в вопросах оборота вооружения.

Также радикальные формирования не контролируют общественную жизнь и не следят за «соблюдением правопорядка на улицах Киева». В Киеве за соблюдением порядка следит полиция, которая подчиняется Министерству внутренних дел.

Построению сюжета фильма характерно манипулятивное  декларирование идей автора.

От окончания Евромайдана в Киеве Пол Морейра перескакивает на блокаду Крыма, показывая блокпост на административной границе.  Он утверждает, что именно «Правый сектор» присвоил себе право уморить голодом крымчан». Однако не забывает о том, что крымская блокада была инициирована крымскими татарами — народом, который подвергается преследованию со стороны российских властей после аннексии Крыма. Их цель ‒ привлечение внимания к своим проблемам.  Продовольственная блокада началась 20 сентября 2015 года. И только спустя некоторое время в крымско-татарским протестующим присоединились представители Правого сектора.

M5

Скриншот сайта uacrisis.org

Ложной является также жесткая формулировка автора о том, что Крым «голодает» от этой инициативы. Россия быстро нашла альтернативные решения, как снабжать продовольствием  Крым.

В фильме практически ничего не было сказано о самой  аннексии Крыма. Журналист утверждает, что «после революции, крымчане с огромным перевесом проголосовали за присоединение к России на референдуме».

Но спустя два года ни для кого не секрет, что Крым изначально был целью аннексии. Упомянутый референдум был проведен в период, когда в Крыму началось нашествие вооруженных людей в масках на улицах. «Маленькие зеленые человечки», вооруженные солдаты в форме без знаков различия, захватившие полуостров, позже были представлены как российские военнослужащие.  Этот факт лично подтвердил Владимир Путиным в фильме «Крым: путь на родину».

Кроме того, согласно международному праву, Крым является частью Украины. И, наконец, в фильме не было упомянуто о нарушениях прав человека в Крыму, что противоречит, например, отчету БДИПЧа или отчетам Крымской правозащитной полевой миссии .

После крымской блокады, в сюжете фильма Морейра возвращается в май 2014, к трагическому эпизоду в Одессе. В своем ответе на многочисленные упреки по этому эпизоду, Морейра настаивает на тезисе, что организатором событий, которые привели к трагедии, были украинские националистические движения, не упоминая о радикализме других участников противостояния. В открытом письме, опубликованном в «Ле Монд», авторы отмечают, что «Алексей Альбу не является «активистом-коммунистом» из Одессы, «беженцем на Востоке». Он один из лидеров «Борьбы», радикального крыла Компартии Украины, известной своей ксенофобией, гомофобией и антисемитизмом.

Альбу ‒ это  член фашиствующего движения в России, а не представитель Украины, как показывает «Сanal+». Морейра так же упускает тот факт, что было множество местных инициатив, которые осуждали трагедию в Доме профсоюзов и оказывали медицинскую и юридическую помощь представителям обоих лагерей, например, OdesSos.

В фильме присутствует еще одна популярная пропагандистская тема – «дискриминация русского языка и русскоговорящих в контексте действий националистов». Поль Морейра даже утверждает, что в Украине было запрещено употребление русского языка (20:40) и что русскоговорящие стали людьми второго сорта. Между тем, никакого запрета на русский язык не было. Что касается статуса русского как государственного языка, то этот статус был годами разменной картой предвыборных обещаний пророссийских партий, включая «партию Регионов» Виктора Януковича. Это обещание так и не было выполнено, так как являлось популистской риторикой, чтобы заполучить голоса русскоговорящего и пророссийского населения.

Одна из переводчиц фильма, французская журналистка украинского происхождения, Анна Жайяр Чесановская в своей статье для блога «Украинский комитет» на «Либерасьон» рассказала о манипуляциях во время монтажа. Они не оправдывали действий некоторых главных героев, однако дают простор для вопросов о правдоподобии и объективности расследования.  «Для меня концепция «нации» и, следовательно, «украинца», означает связь по крови и духу с мертвыми, живыми и еще не рождёнными», — говорит в фильме Игорь Мосийчук, один из лидеров национал-социалистического движения в Украине, который кстати сейчас находится под арестом. Ответ, который полностью удовлетворил Морейру. Режиссёр  радостно выкинул в корзину остальные слова Мосийчука, когда он говорит, что нет необходимости быть рожденным украинцем или иметь украинскую кровь, чтобы стать настоящим украинцем».

M8

Скриншот сайта Libération

В сюжетной линии, связанной с теорией заговора, Поль Морейра показывает факт присутствия некоторых представителей США на ялтинском Форуме европейской стратегии, подавая это как еще одно доказательство американской режиссуры конфликта в Украине. Но, как справедливо отметили в открытом письме, напечатанном в «Ле Монд»,  «проблема не в том, чтобы зло думать об Америка – она этого часто заслуживает, но думать, что Америка и есть ЗЛО».

В своем ответе на всю эту критику в блоге на mediapart.fr Поль Морейра признает, что «я не предполагал такого уровня отрицания, которое перерастает в истерию. Один из украинских вебсайтов квалифицировал меня как финансируемого российскими спецслужбами «террориста». Просят запретить фильм. Даже украинский посол оказывал давление на «Канал Плюс». Вот это меня больше всего удивляет. Мне кажется, что украинцам надо срочно пересмотреть отношение к своим парамилитарным группировкам. Как доказывает мой фильм – они главная угроза украинской демократии. Отказываясь признать очевидное потому что «это происки российской пропаганды», мы сами становимся пропагандистами. И проигрываем не потому что лжем, а потому что полны добрых намерений. Никогда не забывайте, что эти отказы ведут к худшим теориям заговора».

M9

Скриншот сайта Mediapart

Критику фильма усиливает еще один факт. Стало известно, что некоторые кадры, которыми Морейра иллюстрирует события на Майдане, были попросту украдены из документального фильма «Все пылает». Об этом в прямом эфире на «Громадськом ТВ» рассказала продюсер фильма «Все пылает» Юлия Сердюкова. В своем фильме Морейра использовал около минуты экранного времени без согласования с правообладателями (3:02 – 7:11), что в очередной раз ставит вопрос о профессиональной этике этого режиссера.

Фото: П. Морейра «Украина: маски революции»