Семь причин, почему русские либералы против BLM

Источник: блог Игоря Яковенко

В отношении к протестам в США удивительным образом совпадают взгляды, чувства и даже аргументация российских сторонников и противников Путина. Такого единства между российскими либералами и махровыми державниками, сторонниками западного выбора России и приверженцами «особого русского пути» не случается ни по одному другому вопросу мировой и отечественной политики. Анализ причин этого совпадения, возможно, позволит обнаружить один из тех внутренних изъянов, которые приводят российскую либеральную оппозицию путинскому режиму в ее нынешнее убогое состояние и обрекают ее на бесконечные поражения.

Российский официоз с самого начала с восторгом воспринял ситуацию в США. В российских новостях постоянно прокручивались одни и те же кадры погромов, в бесконечных ток-шоу «эксперты» практически единодушно интерпретировали события в США как «конец либерализма», близкую «гибель США» и «крах Запада». Движение Black Lives Matter подается исключительно как «черный расизм», его участники профанируются и дискредитируются как хулиганы и погромщики, которых «левые» используют в борьбе против Трампа, на стороне которого неизменно располагаются симпатии Кремля и его обслуги.

О  том, как российские государственные СМИ, ориентированные на американскую аудиторию, в особенности телеканал Russia Today (RT), интерпретируют протесты в США, «Детали» подробно описали в статье: «Красные» начинают: Россия на стороне расистов», в которой доктор Александр Рейд-Росс из государственного университета в Портланде (США), автор книги «Против ползучего фашизма», проанализировал ситуацию с протестами в Америке, учитывая «российскую составляющую».

По наблюдениям доктора Рейнд-Росса «Кремль взял курс на расистскую линию, дискредитируя законность Black Lives Matter (BLM), нового интернационального движения, которое выступает против насилия в отношении чернокожего населения — что, в принципе, перекликается с оголтелой пропагандой правого толка в самой России».Еще одно существенное наблюдение американского эксперта: «канал RT активно заговорил о конспирологической теории, заявив, что за беспорядками в Миннеаполисе стоит Джордж Сорос».

А вот как оценивают протесты в США популярные в оппозиционной среде российские эксперты и публицисты.

Публицист Юлия Латынина в статье «Донбасс в Нью-Йорке» сообщает: «Больше всего меня изумляет то, что происходящее сейчас в США политкорректно называется «протестами против расизма и насилия в связи со смертью Джорджа Флойда»… Мы же не называем многолетний погром в Донбассе «протестами по поводу угнетения русских в Украине». Конец цитаты.

То есть, агрессивная война, которую Россия седьмой год ведет против Украины, публицистом Латыниной каким-то удивительным образом отождествляется с событиями в США. К сожалению, публицист Латынина не пояснила, солдатами какого именно иностранного государства-агрессора являются сторонники BLM.

Один из лидеров российской Либертарианской партии Михаил Светов оценивает ситуацию в США как «спланированную кампанию террора против мирного населения».

Оппозиционный писатель Марк Солонин в своих публикациях прославляет бескорыстие и мужество белых работорговцев и ставит им в заслугу то, что они (или их потомки – тут у Солонина неясность) не требуют от черных вернуть им деньги за перевозку их предков в трюмах из Африки в «лучшую страну мира».

Оппозиционный экономист Андрей Илларионов, манипулируя статистикой, пытается убедить свою либеральную аудиторию в том, что, хотя среди афроамериканцев в 2,6 раз больше убитых от рук полиции в пересчете на миллион населения, но, тем не менее, чернокожие преступники наслаждаются «своим привилегированным положением» и «безнаказанностью». Напоминаю, статья Илларионова касается тех событий, импульс которым дали те 8 минут и 46 секунд, в течение которых Джордж Флойд «наслаждался своим привилегированным положением».

Абсолютное преобладание среди российской либеральной оппозиции негативного отношения к нынешним протестам в США, высказывания в диапазоне от насмешек до откровенного расизма удивительным образом контрастируют с настроениями в американском обществе, прежде всего в его либеральной части.

Согласно исследованию политолога Элвина Тиллери, именно либеральную, а не левую риторику чаще всего используют в соцсетях активисты движения BLM. Вероятно, доминирование этих умеренных, мейстримно-патриотических интонаций позволяет BLM пользоваться поддержкой трех четвертей американцев, в том числе некоторых консервативных политиков, например, республиканского сенатора Митта Ромни.

Есть несколько причин, по которым отношение российских либералов столь радикально отличается от отношения к тому же самому предмету либералов американских.

Причина первая – медиасмещения.

Американцы сталкиваются с протестами лицом к лицу. Россияне наблюдают за ними либо по телевизору, то есть, видят картинку, которая сформирована СМИ, либо ориентируются на мнение российских эмигрантов. В логике СМИ – в приоритете скандал, насилие. Поэтому если в реальности на 99% мирного протеста приходится 1% погрома, телевизионная картинка показывает обратное соотношение.

Данные американских исследований показывают, что большинство участников протестов – мирные и белые, российский телевизор показывает в основном чернокожих и агрессивных, поскольку, по мнению редакций, именно такую картинку хочет видеть зритель. То, что доля белой образованной молодежи из благополучных семей в протестных акциях составляет в Нью-Йорке 61%, в Вашингтоне 65%, в Лос-Анжелесе 53% российской публике знать не обязательно.

Причина вторая – типичная для постсоветской интеллигенции ненависть к «левакам».

Нас, всех тех, кто получил образование в СССР, перекормили Марксом и особенно Лениным, к тому же учили по учебникам, в которых тот же марксизм излагался в настолько карикатурном виде, что ничего, кроме иронии смешанной с отвращением, вызывать не мог. Отсюда у людей, которым годами вбивали в головы 50 томов ПСС Маркса и Энгельса, а также 55 томов ПСС Ленина, ненависть к «левой» идеологии. Отсюда в словаре постсоветской интеллигенции есть ругательный термин «левак», но нет симметричного термина «правак».

В большинстве стран Запада – картина с обратным знаком. Большинство творческой, научной интеллигенции, в том числе профессура ведущих университетов США, придерживаются левых взглядов. Причин тому несколько. Одна из них – реакция на маккартизм, в ходе которого подверглись преследованиям десятки тысяч представителей левых взглядов, в том числе сотни актеров и режиссеров Голливуда, в том числе например, Чарли Чаплин, многие ученые, в том числе Альберт Эйнштейн и Роберт Оппенгеймер, политики и военные, в том числе лауреат Нобелевской премии мира Джордж Маршалл (тот самый, который «план Маршалла»). Из университетских библиотек было изъято более 30 тысяч наименований книг.

Запретный плод сладок. И хотя эпоха маккартизма закончилась 60 лет назад, нынешних студентов американских вузов еще учат старенькие профессора, которые помнят, как они в юности тайно читали и обсуждали книжки Маркса и Троцкого. И, кстати, риторика некоторых российских ненавистников BLM и поклонников Трампа совпадает с риторикой покойного сенатора Маккарти, который обвинял в предательстве всю Демократическую партию США и готов был пересажать половину американцев.

Причина третья – конспирология: все устроили Сандерс и Сорос.

Тут опять происходит смыкание менталитетов путинистов и значительной части антипутинцев. Пример: путинисты ищут «организаторов» и «кукловодов» протестов в Хабаровском крае, Соловьев лжет, что люди там протестуют за деньги. Многие противники Путина в России не верят в горизонтальный, безлидерский характер движения BLM и тоже убеждены, что его участники протестуют за деньги. Причем, те же самые люди искренне возмущаются ложью российского телевизора о «проплаченности» российского протеста.

Причина четвертая – высокий уровень этнофобии и бытового расизма, глубоко проникший в российское общество.

По последним данным ежегодного мониторинга этнофобии от Левада-центра за сентябрь 2019 года абсолютное большинство россиян в той или иной мере хотели бы не пускать в Россию темнокожих выходцев из Африки. Причем, 30% выступают за полный запрет на появление в пределах России людей с темным цветом кожи, а 31% готовы пускать их в страну только временно. Примерно такое же отношение к выходцам из стран Средней Азии: 29% за категорический запрет их въезда в Россию и 30% — согласны лишь на их временное проживание.

Причем этнофобия россиян распространяется не только на приезжих, но и на граждан России определенных этнических групп. 41% граждан России хотели бы запретить проживание в России цыган, а 16% готовы разрешить им лишь временное проживание. В отношении чеченцев россияне несколько более гостеприимны: «только» 27% не хотели бы жить с ними в одной стране, а 16% согласны только на временное проживание чеченцев в РФ.Следует отметить, что к евреям россияне в данный момент относятся несколько более терпимо: «только» каждый четвертый хотел бы ограничить въезд евреев в Россию: 12% запретить полностью и 12% — разрешить временное пребывание.

Столь высокий уровень этнофобии и бытового расизма делает его привычным, а отношение к нему – терпимым. С нетерпимостью большинство россиян готово отнестись к крайним формам расизма и этнофобии, к убийствам и избиениям на расовой и этнической почве, а неприязненное, высокомерное отношение к другим этносам в России распространено не только в «глубинном народе». Лучше всего отношение россиян к людям с кожей другого цвета выразил самый «интеллигентный» из братьев Кроликовых в фильме «Ширли-мырли: «Нет, конечно, я не расист, но негров особенно близко к себе не подпускаю».

Причина пятая – специфическая российская идентичность в черно-белом цветовом диапазоне.

Писатель Денис Драгунский с гордостью сообщает: «Я — белый. Я счастлив, что принадлежу к великой европейской культуре. Что за мной и Фидий с Архимедом, и Платон с Фомой Аквинским, Шекспир и Джойс, Корнель и Стендаль, и даже Гете, Шиллер, Кант и Гегель, несмотря на все сложности моего личного отношения к Германии. И разумеется, всё то, что мы называем современной наукой — от пенициллина до лазера, от расшифровки египетских иероглифов до психоанализа».

После этого пояснения писатель Денис Драгунский делится своими ощущениями по поводу белизны своего кожного покрова: «Я рад, что я белый (слово «горд» я не употребляю, ибо гордость, она же в ином переводе гордыня, есть великий грех) — то есть я рад тому, что Бог или Природа создали меня таким, каков я есть. Если бы я был китайцем или африканцем, я был бы рад, что я желтый или черный». Конец цитаты.

Писатель Денис Драгунский в этом своем откровении жестко отмежевывается от расизма, демонстрируя широту взглядов и допуская, что будь он желтым или черным, он бы этому тоже радовался, хотя в этом случае писатель Драгунский, видимо, не ощущал бы «за собой» Фидия с Архимедом, а также Платона с Шекспиром.

Не имея ни малейшего права и желания покушаться на святое право писателя Дениса Драгунского радоваться своей белизне и на основании этой белизны ощущать за собой всю мощь европейской культуры, я, тем не менее, вынужден обратить внимание на некоторую уязвимость обоснования этой радости.

Во-первых, насчет Архимеда. Его сочинения, как и большинство трудов античных авторов в Тёмные века европейской истории были утрачены и вернулись в Европу лишь благодаря «переводческому движению», которое было развернуто в 9 веке в багдадском «доме мудрости» при попечительстве халифа Аль-Мамуна. Труды Архимеда, Евклида, Протемея, Аристотеля и пр. были переведены на арабский, а двумя веками позже – на  латынь. Так что без арабского костыля европейская культура не получила бы нужного топлива для Возрождения.

Во-вторых, «белая» европейская культура во многом стояла на плечах тех культур, которые создавались людьми с более темным цветом кожи. Фалес, которого считают первым европейским ученым, привез свои открытия из Древнего Египта. Теорема Пифагора была известна египтянам в 23 веке до н/э, за 17 столетий до Пифагора.

В-третьих, мы, как вид Homo sapiens, возникли в Африке. Именно там научились говорить, обрабатывать орудия труда и создавать произведения искусства. Поэтому, радуясь своей белизне, не стоит забывать, что наши предки, стоящие у истоков человеческой культуры, имели, скорее всего, иной цвет кожи.

Эти замечания касаются не столько позиции писателя Дениса Драгунского, сколько тех российских сторонников концепции «бремени белого человека», которые любят рассуждать о генетической неспособности черных к науке, высокой культуре и искусству.

Причина шестая – «не смейте трогать своими руками нашу Америку!».

Для русского либерала и антипутинца США  и Запад в целом долгие годы были сверкающим градом на холме. Слова Бориса Ельцина: «Я облетел два раза вокруг статуи Свободы и стал в два раза свободнее!» вызывали отклик в сердцах российской демократической общественности. Слова «либеральная оппозиция» в России – практически синоним слову «западники».

После падения железного занавеса сияние града на холме существенно потускнело. Массы россиян, получившие возможность своими глазами увидеть Запад своей мечты обнаружили множество турок, арабов и африканцев в Европе, не говоря уже об Америке. Отношение к политике политкорректности, принятой на Западе у представителей российской либеральной оппозиции странным образом совпало с отношением обитающих на федеральных каналах охранителей путинизма и таких представителей крайне право-консервативных взглядов как например, автор скандального романа-антиутопии «Мечеть Парижской Богоматери» Елена Чудинова.

Интонации русских либералов в отношении политкорректности американцев и европейцев все больше напоминают знаменитое: «Ну, тупы-и-е!» покойного сатирика Михаила Задорнова, который в последние годы сделал антиамериканизм главным содержанием своего творчества.

Причина седьмая – перенос своей исторической травмы на чужую почву

В недавнем выпуске ТВ Клуба «Континент» писатель Геннадий Кацов объяснил, почему русские эмигранты лучше понимают проблемы США, чем сами американцы. «У нас есть историческая травма – это опыт проживания в СССР», — сообщил писатель Геннадий Кацов.

После чего начал проводить прямые аналогии между массовыми репрессиями в СССР и последними событиями в США. Главной проблемой Соединенных Штатов писатель Геннадий Кацов назвал Демократическую партию США, которую потребовал переименовать в «марксистско-фашистскую», а главным фашистом назвал Берни Сандерса, который по его убеждению уже захватил всю Демпартию.

Рабство в изложении писателя Геннадия Кацова оказалось вполне симпатичным институтом, при котором у негров были «отличная одежда» и «хорошая еда», а рабовладельцы для них были все равно что родители.

Писатель Геннадий Кацов – это, конечно, крайний случай. Но перенос своей исторической травмы на чужую почву и практика ложных аналогий весьма характерен как для россиян так и для русских эмигрантов.

Отношение русских к тому что происходит в США, слава богу, не оказывает сколько-нибудь заметного влияния на то, что происходит в этой стране. Но то, что это отношение на 100% совпадает у путинских мракобесов и либеральной оппозиции, вполне можно рассматривать как тревожный сигнал о неблагополучии внутри самой оппозиции, как симптом ее глубоко укорененной провинциальности и отсталости.

Неспособность адекватно оценивать события в мире не может сочетаться со способностью правильно оценить то что происходит внутри страны и выработать правильную тактику и стратегию сопротивления режиму. А главное, непонимание происходящих в мире процессов не позволяет либеральной оппозиции предложить гражданам страны современный проект будущего, во многом порождает бессилие российского протеста, который достигает отдельных успехов только в некоторых регионах России, там где к этому протесту не прикладывают руку столичные либеральные властители умов… 

Источник: блог Игоря Яковенко