Василий Гатов. Фото globallab.org

Василий Гатов. Фото globallab.org

Полагаю, что в формулировке «кто из СМИ писал о преступлениях и той и другой стороны конфликта на Украине» можно ответить так: ключевые информационные агентства, такие как Associated Press, Reuters, Agence France Press, DPA, Kyodo, TT, представляющие страны и культуры, не вовлеченные непосредственно в конфликт, обеспечивали и обеспечивают достаточно объективное освещение.

До катастрофы MH17 информационные агентства были стратегически нейтральны, рассказывая о конфликте прежде всего как о гуманитарной трагедии, в равной степени показывая негатив в отношении как ополченцев, так и украинских силовиков. После MH17 необходимость расследования трагедии довольно заметно сместила фокус на ДНР и ЛНР в том плане, что основные обоснованные подозрения были и остаются в отношении них и/или российской установки, которая была введена на Украину.

Но надо понимать, что информационные агентства не могут и не должны работать по принципу «написали плохое про ополченцев — надо «сбалансировать» хорошим про них или плохим про украинцев».

Из Киева и ДНР/ЛНР идут количественно разные потоки информации: если Киев — это информация о целой стране, со всем ее разнообразием, плохими хорошими, никакими новостями, то из Донецка и Луганска преимущественно приходят либо плохие новости (нарушение перемирия, убийства, аресты и т.д.) либо какие-то невнятные заявления.

Когда ополченцы допускают к себе журналистов, они требуют от них «объективного освещения» того, что они видят, под «объективным» понимается исключительно комплиментарное, включая соблюдение деталей наименования людей, событий или отношения к ним в соответствии с собственной пропагандой ДНР/ЛНР.

Разговоры об объективности — любимое занятие пропагандистов, которые делают «засечки» — вот тут про Путина 11 раз плохо, а где же столько раз же плохо про Обаму? Такие подсчеты вели еще в Международном отделе ЦК КПСС, определяя таким образом «антисоветскость» изданий и агентств. Между тем, критерием объективности в рамках профессии является не соблюдение неких количественных критериев типа «сказали плохо про Киев — можем плохо сказать про Донецк», а следование журналистским стандартам при освещении любого события.

Стандарты (этические нормы) для журналистов информационных агентств — прежде всего AP & Reuters — открыты и доступны для постоянной «сверки часов».

В агентствах существуют специальные standards editors, опытные и доказавшие свою независимость (в том числе и политическую) журналисты, к которым можно обращаться в случае сомнений в том, что конкретная заметка нарушает стандарты, является одностооронней или заведомо исключает мнение другой стороны, скажем, в конфликте.

Но вот этот «палочный» подход, который очень любят российские политтехнологи и их клиенты (пишут про нас плохо — враги) — не имеет к объективности никакого отношения.

Василий Гатов, научный сотрудник Центра по изучению коммуникационного лидерства и политики Университета Южной Калифорнии

Источник: The Question