Пока в мировой прессе продолжат называть граждан России «пророссийскими» сепаратистами, гибридная война Путина в Украине будет окутана туманом путаницы, пишет Питер Дикинсон для Atlantic Council.

Питер Дикинсон. Фото nv.ua

Питер Дикинсон. Фото nv.ua

«В какой момент российский военный превращается в «пророссийского сепаратиста»? После недавнего громкого убийства Арсена Павлова («Моторолы») этим вопросом следовало бы задаться прессе по всему миру. Одна новость за другой вышли с заголовками, в которых Павлова называли пророссийским сепаратистским лидером, из чего можно сделать вывод, будто убитый был местным жителем, поддерживающим РФ и защищающим свои демократические права с помощью оружия, — пишет эксперт. — На самом деле Павлов был не просто «пророссийски настроенным». Он был россиянином. И дело не в семантике, а в том, что это один из главнейших вопросов данного конфликта. Павлов – один из десятков тысяч российских граждан, приехавших в Украину, чтобы воевать. Здесь Москва задействовала солдат без опознавательных знаков («зеленые человечки»), бывших российских военнослужащих, простых граждан РФ, обычных преступников и местных жителей. Все вместе они формируют гибридную армию оккупации, превышающую по численности вооруженные силы большинства европейских стран. Называть этих людей «пророссийски настроенными» абсурдно, и все же многие продолжают так делать. Освещая гибель Павлова, СМИ стоило бы сделать акцент на его национальности, но этот факт в целом проскочил незаметно.»

«Даже после захвата Крыма в начале 2014 года прессе непросто находить правильные термины, чтобы адекватно описать различных военных, участвующих в этой войне. И неслучайно. Тактика российской гибридной войны именно на это и направлена: создать атмосферу двусмысленности, парализовав тем самым международное общественное мнение и не допустив адекватной реакции,» — говорит Дикинсон.Один из ключевых факторов – моральный долг мировых СМИ сохранять объективность и представлять «обе стороны» конфликта. К сожалению, журналисты, слепо следующие этому правилу даже вопреки здравому смыслу, беззащитны перед теми, кто использует их приверженность профессиональным стандартам для распространения лжи и дезинформации.»

Эксперт напоминает, что ситуацию в Украине до сих пор освещают в основном через московские представительства мировых медиа. Зарубежным журналистам не хватает знаний и понимания украинского контекста. Последние 25 лет Украины не было в мировых СМИ. Неосведомленность можно понять, но от этого корреспонденты не перестают быть легкой мишенью для манипуляций и опасных обобщений.

«До сих пор большая часть доступной литературы по Украине исходит из России или из околороссийских источников, — напоминает Дикинсон. — Многие в мировых медиа продолжают воспринимать заявления РФ об эксклюзивном историческом господстве над Украиной за чистую монету. По всей видимости, понадобятся десятилетия усилий, чтобы внешний мир перестал смотреть на Украину через российскую призму. Но есть и хорошие новости. Обнародованный недавно отчет Совместной следственной группы по катастрофе МН17 показал глубину и сложность кремлевской дезинформации, и повысил уровень скептицизма по отношению ко всему, что исходит из российских источников. Такой отрезвляющий эффект имела и воздушная кампания Кремля в Сирии.»

Однако «двусмысленность в освещении конфликта в Украине по-прежнему остается большой проблемой. Пока в мировой прессе продолжат называть граждан России «пророссийскими» сепаратистами, гибридная война Владимира Путина в Украине будет окутана туманом путаницы, а мир останется недостижимым.»

Питер Дикинсон — Издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today, редактор The Odessa Review

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Питера Дикинсона. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал опубликован на Atlantic Council