Французские журналисты, знакомые с ситуацией в Украине, рассказали DW, что думают о нашумевшем документальном фильме Поля Морейры «Маски Революции», показанном 1 февраля на Canal+.

На Майдане Незалежности в Киеве (фото из архива)

«Украинскую революцию я видел примерно как все — по телевизору, — рассказывает уже буквально в первые минуты своего документального фильма «Маски революции» французский журналист Поль Морейра. — Как и все, я испытал симпатию к тем мужчинам и женщинам, которые сутками оставались на улицах». Картина, показанная 1 февраля на частном французском телеканале Canal+, наделала шума еще до выхода в эфир. Сам Морейра представляет ее как «специальное расследование».

В день показа «расследования» украинское посольство в Париже назвало фильм «дезинформацией» и попросило руководство Canal+ снять картину с эфира. Однако просьба украинских дипломатов удовлетворена не была. Коллеги Морейры по цеху посмотрели его специальный репортаж еще до выхода в эфир и в один голос фильм раскритиковали. Основные претензии — неверная фактология, однобокий взгляд на события, неточности, недопустимые параллели между украинскими националистами, крайне правыми и неонацистами.

Кредит доверия

Себастьян Гобер

Журналист известной французской газеты левого толка Libération Себастьян Гобер постоянно живет и работает на Украине вот уже пять лет. В своем блоге Гобер эмоционально отреагировал на работу Морейра. Она, по его мнению, может помешать оставшимся на Украине журналистам: «После фильма, показанного сегодня, я не удивлюсь, если многие (из ньюсмейкеров — Ред.) станут более подозрительными по отношению ко мне. Я знаю, что теперь мне придется подчеркивать, что я не работаю так, как в «том самом документальном фильме на Canal+».

В своей картине Поль Морейра почти не говорит об аннексии Крыма, и большую часть репортажа посвящает трем участникам украинских событий — добровольческому батальону «Азов», националистической партии «Всеукраинское объединение «Свобода» и праворадикальной националистической партии «Правый сектор». Именно они, по мнению Поля Морейры, были главной политической силой украинской революции, и именно они сыграли ключевую роль в становлении «новой Украины».

Морейра посещает тренировочные лагеря добровольцев и сообщает зрителю, что, к своему удивлению, встретил там «не только украинцев». Далее автор показывает бритоголового француза в маске и с нашивкой «Муссолини» на груди. После тренировок на Украине такие как он намереваются «защищать Францию в случае нападения России», — цитирует Морейра за кадром своего героя.

«Российская пропаганда» на французском канале?

Поль Гого

Поль Гого

25-летний Поль Гого приехал на Украину в 2012 году, работал и в Киеве, и в Донецке в качестве фрилансера для изданий Ouest France и Libération. В интервью DW Поль Гого рассказал, что был крайне удивлен фильмом Морейры: «Я помню его работы про французский «Национальный фронт». Я, в принципе, смотрю довольно много специальных расследований. Но этот репортаж — это что-то невероятное. Это российская пропаганда, ее цель — манипуляция теми людьми, которые склонны верить в теории заговора, по принципу: все основные СМИ лгут, а я скажу вам правду».

Морейра именно так и строит свой нарратив: зрителю он говорит, что у него у самого возникло «чувство легкого обмана» после того, как он увидел «американского дипломата, раздающего хлеб» протестующим. Зрителю в этот момент показывают заместителя госсекретаря США Викторию Нуланд во время раздачи еды протестующим на Майдане Незалежности. В эфире федеральных российских каналов в период протестов в центре Киева тоже постоянно говорили о том, что украинскую оппозицию поддерживает Запад, поэтому появление заместителя главы американского Госдепа не всеми было принято однозначно.

Еще одной претензией опрошенных DW журналистов к фильму «Маски революции» является то, что главным объектом своих расследований Морейра выбрал трагические события в Одессе, за которыми автор не наблюдал лично, а восстанавливал события, по его собственным словам, «по архивным съемкам и интервью».

«Морейры не было ни на Майдане, ни во время событий в Одессе — там вообще очень мало было журналистов в тот день, 2 мая. Позже он приезжал на Украину — это факт, он появляется в кадре во время своего репортажа. Но то, что журналист не присутствует при самом событии, не отменяет того, что он должен аккуратно подходить к сбору информации и доказательств, чтобы в итоге получить достоверную картину произошедшего», — объясняет в интервью DW Себастьян Гобер.

Расследование событий в Одессе

Бенуа Виткин

Бенуа Виткин

Журналист Бенуа Виткин написал в газете Le Monde, что в эфире Canal+ Поль Морейра «дает искаженную картину украинского конфликта». Примечательно, что российским зрителям в тот же вечер журналисты «Вестей» говорили, что Поль Морейра «откроет французам глаза» на происходящее на Украине.

Французская служба прокремлевского телеканала Russia Today у себя на сайте Морейру поддерживает и отвечает каждому из критиков автора «специального расследования», вставляя время от времени восторженные цитаты по поводу работы Морейры то из блогов, то из «Твиттера».

Сам Морейра после шквала критики и со стороны коллег, и со стороны украинских активистов во Франции, и со стороны преподавателей Высшей школы социальных наук, в блоге на сайте издания Mediapart написал, что кроме него «никто не говорит о 45 погибших во время пожара в Одессе, спровоцированного «коктейлями Молотова «украинских националистов». «Я понял после недолгих поисков, что случившиеся в Одессе подверглось как бы самоцензуре, т.е. о событии говорили, но никогда не расследовали (остальные журналисты — Ред). Как будто им что-то мешало. Вероятно то, что жертвами были русские», — отвечает на критику Морейра.

Однако президент франко-русской правозащитной организации Russie-Libértes Алексей Прокопьев в интервью DW напомнил, что после отчета Amnesty International его ассоциация выступала с требованием проведения независимого международного расследования трагических событий в Одессе.

Фильм больше подошел бы для эфира Russia Today

«Газета Le Monde, где я работаю, никогда бы не напечатала материал в духе того, что сделал Морейра. Все наши журналисты — специалисты в своей области, в какой-то мере — эксперты и они не совершат таких ошибок, — рассказал DW журналист Бенуа Виткин. — Мы гордимся тем, что мы подаем информацию в контексте, высвечиваем ее в перспективе и прорабатываем все нюансы. И нам не нужно играть на чувствах, поэтому наши читатели нам доверяют».

После выхода фильма в эфир президент правозащитной украинской ассоциации Ukraine Action Анна Гармаш написала открытое письмо, в котором отметила, что фильм «Маски революции» больше подошел бы для эфира не на Canal+, а на телеканале Russia Today.

Ее позицию разделяет и журналист Поль Гого: «Я не думаю, что фильм посмотрит много людей (т.к. он доступен только подписчикам платного телеканала — Ред.), но возмущает сам факт его появления там. Это как если бы по Canal+ показывали бы сюжет Russia Today», — объясняет DW Поль Гого.

Елена Серветтаз, Париж

Источник: DW

Пока готовилась эта заметка, французские журналисты, находящиеся в Украине, подготовили текст коллективного обращения, в котором выступили с критикой работы Поля Морейры «Маски революции».