Андрей Архангельский: «Безопасность не может подменять свободу»

Андрей Архангельский о пропаганде. Часть 2. 

arhangelskij-foto-anni-chudanovoyi
фото Анны Чудановой

Андрей Архангельский – российский журналист, редактор отдела культуры журнала «Огонёк».

О загадке пропаганды

Пропаганда не может состояться и повлиять на такое огромное количество людей, как это произошло в России и в отдельных регионах Украины, если бы человек к этому психологически не был готов.

Объективных предпосылок для этого не было никаких: человек жил 25 лет в свободном капиталистическом обществе, где плюрализм мнений и у каждого своя точка зрения, где не соглашаться – является нормой, как он мог превратиться в пассивного адепта пропаганды? Это загадка, проблема.

О советской и российской пропаганде

Чем отличается советская пропаганда от нынешней? Советская пропаганда – это приложение тоталитарного режима, она отрицает все противоположные партии ценности и запрещает думать иначе.

Природа нынешней пропаганды сложнее. Пропаганда – лингвистический и психологический феномен. Частично, это какие-то указы из Администрации президента, культура темников: навязывание неких повесток дня. Так же выглядела ситуация в России до 2014 года. Попытки власти контролировать все государственные СМИ начались с событий 2011-2012 года на Болотной – до этого прямым рупором был только телевизор. Пропаганду интересуют только миллионные аудитории – поэтому некоторые небольшие независимые СМИ еще остаются. Журналистской средой работа с государством презиралась и понималась как некая необходимость, которую приходится выполнять, забыв о морали. Но с 2014 года этот порядок изменился. Где-то 90% манипуляций в медиа стали исходить снизу, а лишь 10% в виде директив от государства. Темник наполнился человеческой энергией, и именно поэтому он так пугает. Многие занимаются этим абсолютно искренне.

О природе нынешней пропаганды

Нынешняя пропаганда – как чума. Болезнь, которая косит целые города. Очень сложно контролировать её распространение, она проникает в умы людей в самых отдаленных уголках Европы и Америки.

Была ли это реакция на Майдан? Нет, была уже революция в Киеве, и ничего не произошло. Скорее всего, у людей сыграла постимперская ностальгия, так называемый Веймарский синдром.

Энергия пропаганды состоит из слов. Нынешняя пропаганда отличается от классической тем, что она состоит из личных фобий и комплексов людей, которые её производят. Есть такой термин – «кружковое сознание», гомогенизация сознания группы людей из-за пребывания в замкнутом обществе. Это милитаристы и реваншисты, это двухлетняя структура армии, когда ты сначала год терпишь издевательства, а потом поступаешь так с другими. Советская армия – это прививка тоталитаризма. Есть еще заочные диванные милитаристы, которым просто нравится война. Вообще, Великая Отечественная – базовый миф России. Но другие страны не приспосабливают этику войны к мирной этике. В России же милитарность сознания оказалась очень удобной: не нужно искать компромиссы с другими, ведь диалог – основа мирной этики. Военная этика всего этого не требует.

О пропагандистах в России

Основа пропагандистской машины – 50-60 человек, это политологи, некоторые депутаты, журналисты и ученые-гуманитарии (историки, философы). Люди с советским и постсоветским опытом, возраст 50-60 лет. Парадокс в том, что эти люди успели воспользоваться всеми преимуществами капитализма, практиковались за границей, получили гранты. Вот эти сотрудники всяких институтов геополитических исследований, стратегического развития, словом, политологи, они даже часто имеют недвижимость по миру, они хорошо зарабатывают.

У Некрасова есть стихотворение о барыне, которая хотела ударить служанку в немецкой гостинице, как лупила своих крепостных девок. Но ей не дают этого сделать. Вот этот запрет на применение силы и ломает барыне все удовольствие от комфортного европейского быта. В Европе мировоззрение насилия и принуждения неприемлемо, все отношения тут строятся на договоре. Поэтому для пропагандистов толерантность – самое страшное слово. Хуже только гей-парады.

Вот еще, схема эфира на российском радио. Стандартная модель утреннего шоу: мужчина и женщина. И основа этого шоу – подшучивание мужчины над женщиной, вся опора общения мужчины сделана на унижение. Обычная мужланная психология альфа-самца. Отсюда представление о мире как о дворе, отсюда эта психология двора, на которую часто ссылается Путин, как на важный опыт. Во дворе победой считается унижение противника, а диалог, коммуникация – постыдным.

О психологии потребителей пропаганды

У Фуко есть такая идея: язык говорит сквозь людей. Люди пользуются языком и думают, что говорят сами, но на самом деле язык в каждую эпоху (или эпистему) звучит по-разному, у него есть своя собственная повестка.

За последние два года язык российской пропаганды перестал сообщать что-то фактическое, он пользуется только ритуалами (как было в СССР). К середине 80-х советские филологи фиксировали такое явление, как «пустотный канон». Этим обозначался язык газеты «Правда» (или любой советской газеты). Дошло до того, что газета «Правда» перестала сообщать вообще что-либо. На этом приеме построены, например, ранние произведения Сорокина («Тридцатая любовь Марины»), где часть книги написана газетными формулировками.

Российская власть сама способствовала тому, чтобы российский человек 25 лет независимости пребывал в летаргическом сне. Начало ресоветизации было положено еще с новогодних огоньков, которые назывались «Старые песни о главном» – это был первый звоночек, которого никто не понял. И начались все эти заигрывания с советским во время самого демократичного режима – Ельцинского. Так произошло потому, что появился слой бедного населения, которое проиграло от капитализма. Огромное количество учителей-бюджетников, военных, ученых потеряли свой социальный статус. Альтернативой стала ностальгия по советскому времени. Причем в одной из сцен этих концертов действие происходило в селе на границе Украины и России. То есть Украину будто «приглашали» ностальгировать по СССР всем «русским миром».

Об этике и отношении к политике

Универсальная этика – это когда универсальные ценности важнее, чем государственные. Такая этика неприемлема для авторитарной личности. Авторитарная этика считает человека винтиком в государстве, а универсальная ставит его выше этой структуры.

В Украине население достаточно политизировано: было 5 президентов, множество раз сменялись министры, в крайней степени народ осознает возможность управлять страной прямым методом, как это случалось во время двух революций. В России понятия «политика» и «власть» тождественны, политика принадлежит власти, а не народу. Нынешний режим деполитизировал массового человека.

Нынешняя система пропаганды часто строится на страхе перед внешним врагом. Людям предлагается защита от него взамен на личные свободы. Безопасность не должна подменять свободу.

Материал создан на основе авторской лекции Андрея Архангельского в Школе журналистики УКУ.

Автор: Никита Богданов, для Stopfake.org.