Враг у ворот. В России начали бороться с детскими врачами и профилактикой насилия

Источник: Ксения Кириллова, для QHA Media

Жестокий разгон протестных акций в Москве этим летом и последовавшая за ним череда уголовных дел заставила многих даже далеких от политики обывателей задуматься над новыми «рецептами выживания» в России с учетом изменившихся правил игры. Казалось бы, для тех, кто больше всего на свете боится попадания в неприятности, этот рецепт оказался довольно очевидным: нужно всего лишь не участвовать в протестных акциях, не критиковать власть, не слишком усердствовать в «ура-патриотических» инициативах (поскольку и это подчас чревато репрессиями), не иметь больших денег, словом, жить максимально неприметно и никому не переходить дорогу. Конечно, даже при таком раскладе всегда есть риск оказаться случайной жертвой обстоятельств, однако в целом «серый конформизм» часто воспринимается как идеальная модель поведения в авторитарном государстве.

Однако сторонников такого подхода придется разочаровать. Возможно, стратегия максимального конформизма способна оградить ее приверженцев от избиений дубинками и тюремных сроков, однако она не властна защитить их от общих тенденций милитаризма и мракобесия, наступающих на все сферы жизни общества.

За право на насилие

На самом деле, нет ничего удивительного в том, что пропагандируемые годами воззвания к «традиционным ценностям» в совокупности с растущей агрессивностью и настоящей паранойей по поводу «иностранного вмешательства» дают свои всходы. В ответ на пропаганду в обществе появляется все больше радикалов, которые даже на фоне все более одиозных инициатив российских властей умудряются требовать «большего ужесточения» и «большей традиционности» в принимаемых законах.

Так, уже больше недели ультраконсервативное РИА «Катюша» радостно рапортует о том, что «родительские организации сорвали блицкриг лоббистов закона о домашнем насилии в Госдуме». Речь идет о законопроекте «О профилактике семейно-бытового насилия», который общественники именуют не иначе как «антисемейным». Парадоксально, но против закона, защищающего женщин и детей от насилия в семье, выступили в том числе и женщины. Судя по их комментариям «Катюше», законопроекта они не читали, зато активно принялись озвучивать все пропагандистские страшилки последнего десятилетия.

«Фактически этот законопроект скопирован со Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием — прим. ред.). После его принятия ЛГБТ войдет в нашу страну на законных основаниях — будет развязана война полов, война между мужчиной и женщиной внутри семьи. Закон явно работает на разрушение семьи и государственности», – пугала читателей глава Национального комитета экологической безопасности Любовь Лоскутова.

«Дело врачей»

Активисты не остановились на пикетах возле здания Госдумы и через неделю направили в несколько инстанций, включая ФСБ, письмо том, что законопроект «о домашнем насилии» является «результатом иностранного вмешательства во внутренние дела России». Конечно, подобные акции можно назвать частным случаем мракобесия и мазохизма, при котором женщины с завидным упорством бьются за право быть жертвами насилия и издевательств. Однако, во-первых, «патриотам» действительно удалось сорвать слушания по принятию закона, а во-вторых, поведение «ура-консерваторов» вполне вписывается в официальный курс Кремля. Постоянно создавая в обществе атмосферу вражды, ненависти и поиска врагов, российские власти сами провоцируют всевозможных доносчиков и, следуя собственной логике и ужесточающимся законам, уже не могут не реагировать на подобные доносы.

При этом сами чиновники также не отстают по части доносительства. Так, в конце октября появилась новость о том, что территориальное управление Минюста заканчивает проверку заявления Общественного уполномоченного по защите семьи в Петербурге о признании «иностранным агентом» одной из крупнейших социально-ориентированных НКО ОО «Врачи детям». При этом статья на данную тему, кочующая по разным «патриотическим» СМИ, до боли напоминает публикации сталинского периода о деле так называемых «врачей-убийц».

Под заголовком «Иностранные агенты в белых халатах» в ней красуются изображения врачей в масках Джокера с элементами американского флага, а сам текст словно сошел с советских передовиц. «Узнав о проверке, «Врачи» пытались замести следы, убрав со своего сайта часть информации о западном финансировании и даже объявив о смене наименования, однако это им не поможет», – вещают авторы статьи.

Все для фронта!

Борьба за право на насилие и попытки официально признать врачей «агентами Госдепа» – это лишь незначительные эпизоды поиска врагов, принимающего все более масштабные формы. На днях Совет федерации анонсировал направление в Госдуму поправок, предполагающих введение административной ответственности для физических лиц, которые также могут быть признаны иностранными агентами. На данный момент «инагентами» могут быть только юридические лица, однако глава комиссии по защите госсуверенитета Андрей Климов уже заявил, что, помимо распространения этой категории на граждан, «при усилении информационного давления на Россию, не исключено ужесточение ответственности вплоть до уголовной».

Не отстает от Совфеда и глава ФСБ Александр Бортников, заявивший, что «страны Запада стали предпринимать более активные попытки по «расшатыванию» внутренней ситуации в странах СНГ», и «эта работа ведется с помощью неправительственных организаций». Какие именно организации попадают в этот «черный список», главный чекист России не уточнил, однако судя по ситуации с ОО «Врачи детям» и нападках на законопроект о профилактике домашнего насилия, попасть в число вредителей может в принципе кто угодно: от педиатра до психолога, помогающего жертвам изнасилований.

Вообще, если просмотреть заголовки новостей в крупнейший российских госСМИ, 95% из них можно разделить на две категории: либо предупреждения о новой иностранной угрозе, либо торжествующие сообщения об отражении подобной угрозы. Даже заседание Совета по русскому языку не обошлось без агрессивной риторики. В частности, выступавший на нем 5 ноября Владимир Путин заявил, что «пещерные русофобы и агрессивные националисты объявили войну русскому языку».

При этом российский лидер «милостиво» согласился не называть русский язык мощным оружием, предпочитая использовать термин «мягкая сила».

«Да, это сила в известной степени, мягкая сила. Мне кажется, вполне достаточно», – уточнил Путин.

Подобная постановка всей жизни страны на военные рельсы неизбежно порождает не только «закручивание гаек» и рост доносительства и репрессий, но и влияет на психологический климат общества в целом. Так, согласно опубликованному в конце октября опросу «Левада-центра», вторым самым сильным страхом россиян после смерти близких и детей идет страх мировой войны (близко к 50%). На таком же уровне находится страх произвола властей и болезней. На третьем месте социологи обозначают страх бедности, а следом за ним – страх возврата к репрессиям и ужесточения режима. Этого боится примерно четверть россиян.

Как уже говорилось, никакой конформизм не в силах оградить конкретного человека от этих тенденций. Милитаризм неизбежно порождает паранойю, которая, в свою очередь, усиливает милитаризм, образуя замкнутый круг. В результате сужение того, что принято считать пространством нормальной жизни, прогрессирует каждый месяц, делая жизнь в России все менее комфортной.

Источник: Ксения Кириллова, для QHA Media